суббота, 29 мая 2010 г.

УКУ против СБУ – назад в будущее

http://religion.in.ua,
Артем Шевченко,
Левый берег

Скандал, вспыхнувший после встречи офицера СБУ с ректором Украинского католического университета (УКУ) во Львове о. Борисом Гудзяком, словно возвращает в прошлое столетие. Именно тогда предшественник СБУ – КГБ УССР – шантажом, компрометацией и интригами боролся с подпольной УГКЦ как с главным оплотом буржуазного национализма на Западной Украине.

И вот теперь, казалось бы невинная профилактическая беседа оперативника со священником переросла в достаточно громкий конфуз, который хоть и с большой натяжкой, но все-таки можно считать очередным серьезным политическим провалом СБУ под началом Валерия Хорошковского.

Во время встречи и беседы с ректором «сбушник» предупредил, что, дескать, администрация УКУ должна предостеречь своих студентов от противоправных действий и массовых беспорядков во время планируемых акций протеста против политики украинской власти. С соответствующим письмом СБУ официально обращается к ректору Гудзяку. От того требовалось всего лишь ознакомиться под роспись с этим весьма любопытным документом. При этом руководство львовской «управы» СБУ строго-настрого проинструктировало своего сотрудника, на постоянной основе курировавшего УКУ: письмо следовало непременно забрать с собой, никаких копий адресату не оставлять во избежание утечки информации. Борис Гудзяк ставить свой автограф на сомнительном документе наотрез отказался и немедленно предал инцидент публичной огласке. Детальное описание встречи с сотрудником СБУ ректор разметил на официальном сайте УКУ.

По его мнению, со стороны спецслужбы имело место не что иное, как склонение его к сотрудничеству, выражаясь языком спецслужб – вербовочный подход. По словам Гудзяка, подобные методы применялись в тоталитарные времена КГБ для вербовки своих агентов. Отец Гудзяк также высказал уверенность, что его телефон прослушивается, и он может это доказать. Именно в таком ключе информация стала распространяться в западных медиа: «действия СБУ в последнее время очень похожи на методы ФСБ РФ» – такова главная мысль, опубликованная в первоисточнике, блоге авторитетного британского журнала The Economist.

Затем скандал начал набирать обороты, перекочевав на BBC. Открытое письмо ректора УКУ Гудзяка получили более полусотни ректоров католических вузов Европы, которые посетили Львов как раз в эти дни – в рамках Генеральной ассамблеи Федерации католических университетов. Дело было сделано. Из-за весьма неуклюжих действий своих львовских офицеров Службе безопасности Украины пришлось оправдываться. < p/>Опровергать встречу смысла не было никакого. Оставалось хотя бы уменьшить ее резонанс. Как заявила в комментарии Deutsche Welle пресс-секретарь СБУ Марина Остапенко, встреча офицера спецслужбы с ректором Гудзяком прошла в рамках действующего законодательства: «Ректору были разъяснены нормы законодательства. В частности, о том, что вовлечение студентов в противоправную деятельность, в возможные массовые беспорядки является неправомерным».

Судя по тому, как развивались события, сбор у ректоров вузов подписей на официальных предупреждениях СБУ о недопустимости вовлечения студентов в противоправные действия – обычная практика последнего времени. И, скорее всего, целая стопка подобных документов пылится где-то в сейфах львовского управления СБУ.

Действительно, на этой неделе во Львове президент Янукович проводит расширенное заседание Совета регионов, и не исключено, что СБУ действительно имела оперативную информацию о планируемых в городе беспорядках. Львовское студенчество традиционно оппозиционно настроено против власти и не стесняется выказывать свой протест организованно и публично. В таком случае, по логике СБУ, беседы с руководством вузов и ознакомление под роспись с официальным предупреждением спецслужбы – обычная профилактическая работа, направленная на профилактику правонарушений в политически активной студенческой среде.

С другой стороны, от такого рода мероприятий, проводимых СБУ на двадцатом году независимости, весьма дурно пахнет, ведь подпись ректора на официальном предупреждении спецслужбы можно толковать по-разному. Выходит, если подписался, значит, обязан не допускать вовлечения студентов в возможные противоправные действия: и как в таком случае будет действовать перепуганный «сбушниками» ректор? Правильно, со всем присущим педагогам даром убеждения отговаривать студентов от участия в пикетах и митингах. Пригрозит исключением, в конце концов. И возможно, что во второй раз к нему придут уже с другим настойчивым предложением: заблаговременно сообщать «куда следует» о потенциально склонных к противоправной деятельности студентах. Исключительно в целях профилактики правонарушений.

Также интересно, понимали ли это те львовские «чекисты», в чьи «светлые» головы пришла «гениальная» идея подсунуть на подпись подобную бумагу гражданину США о. Борису Гудзяку? Доктору Гарвардского университета. Ректору единственного на постсоветских просторах католического вуза. Ведь УГКЦ отлично помнит преследования НКВД-ГПУ-КГБ священников и верующих на Западной Украине. Кроме того, УГКЦ имеет богатейший опыт противостояния с советской тоталитарной машиной.

К тому же входящие в Федерацию католических университетов учебные заведения и их выпускники весьма влиятельны в западной политической элите. Нет сомнения в том, что и они все по достоинству оценят и открытое письмо ректора Гудзяка, и «профессионализм» работы СБУ в таком весьма щекотливом вопросе, как профилактика правонарушений среди студентов религиозных вузов в демократической Украине.

вторник, 25 мая 2010 г.

Ректор УКУ: на студентів тисне СБУ

Сьогодні, 15:26

Ректор Українського Католицького Університету о. Борис Гудзяк оприлюднив відкритий меморандум про візит до університету представника Служби безпеки України.

Згідно із меморандумом, який є в розпорядженні ZAXID.NET, СБУ намагалася чинити тиск на керівництво навчального закладу та його студентів у зв’язку із їх участю в акціях протесту проти дій нової влади.

"Вранці, о 9:27 я отримав дзвінок на свій приватний мобільний телефон від представника СБУ, який попросив про зустріч… Після свого прибуття 18 травня, цей співробітник у ввічливий спосіб повідомив про те, що деякі політичні партії планують протести та демонстрації з приводу суперечливої (а в деяких випадках обурливої) політики нової української влади. Студенти будуть задіяні у цих протестах. Існує небезпека, що деякі з цих акцій можуть супроводжуватися провокаціями. Він ствердив, що студенти, звичайно, мають право протестувати, однак адміністрація університету повинна їх застерегти, що ті, хто візьме участь у будь-якій протиправній діяльності, будуть притягнуті до відповідальності перед законом. Протиправна діяльність включає в себе не тільки акти насильства, а й, наприклад, пікети, що блокують доступ до робочих місць урядових службовців (або будь-які інші протести, не санкціоновані владою).

Після усного представлення справи співробітник поклав на стіл розкритого листа на аркуші паперу, що був адресований мені. Він попросив мене прочитати листа, а тоді підтвердити підписом, що я ознайомився з його змістом. Відвідувач ствердив, що після того, як я прочитаю і підпишу цей лист, він повинен забрати його з собою. Оскільки я зміг побачити, що документ був адресований мені як ректорові (я також зауважив, що на ньому було два підписи, які надавали йому особливо офіційного характеру), я спокійно відповів, що всякий лист, адресований мені, стає моєю власністю і повинен залишатися у мене, принаймні у формі копії. Лише за цих умов я міг погодитися прочитати цей лист (не говорячи вже про те, щоб його підписувати).
Співробітник був явно збентежений моєю відповіддю. Видавалося, що він не мав подібних прецедентів, тому що у моїй присутності зателефонував по мобільному зв’язку до свого (місцевого) керівництва, запитуючи про інструкції, що робити далі. Начальник відмовив у дозволі лишити мені чи то оригінал, чи копію листа, сказавши, що СБУ побоюється, що я "можу опублікувати його в інтернеті". Я поставив запитання про доцільність всієї цієї процедури та про необхідність такої секретності й відмовився навіть дивитися на листа і читати його зміст. Молодий співробітник був розчарований і частково збентежений, однак не чинив додаткового тиску і не сперечався з моєю аргументацією.
Розуміючи стурбованість СБУ збереженням стабільності українського супільства, слід зробити декілька висновків з цієї зустрічі та пропозицій, які на ній були висловлені:

  1. Підписання такого документа, як цей лист, що був мені запропонований до підпису, рівнозначне зі згодою на співпрацю з СБУ. Особа, яка його підписує, властиво, погоджується зі змістом листа та з можливими його наслідками. У практиці радянських спецслужб поставлення підпису на документі, який був написаний КДБ і зберігався там, було основним методом вербування таємних інформаторів (сексотів).
  2. Такі методи не мають відомих (мені) прецедентів у незалежній Україні в досвіді УКУ та Львівського Національного Університету, чийого довголітнього ректора (і колишнього міністра освіти і науки 2008-2010 рр.) Івана Вакарчука я спитався безпосередньо після цієї зустрічі. Ці методи були добре відомі в радянські часи.
  3. Конфіскація листа після підписання робить його і підпис інструментами для використання СБУ на власний розсуд.
  4. Можливі сценарії використання подібного документа включають таке:
    a) У випадку арешту студента СБУ може звернутися до ректорату з оскарженням, що університет був поінформований про небезпеку для студентів, але не вжив необхідних заходів, щоб вберегти їх від протиправних вчинків чи насилля щодо них. У такому випадку адміністрації університету може бути висунуте звинувачення з подальшою моральною та юридичною відповідальністю. Звинувачення з юридичними наслідками може стати інструментом змусити університет піти на компроміс стосовно своїх засадничих принципів (свободи слова, форм суспільної діяльності та критики, навіть релігійних практик – все це має свої прецеденти в недавній історії). Більше того, влада може використовувати такий претекст, аби здійснювати потужний тиск на університет з метою приборкати будь-які студентські протести.
    б) Після гіпотетичного арешту студента чи студентів, їхнім колегам і батькам, як і іншим членам університетської спільноти можуть показати документ, яким адміністрація була попереджена, і їй порадили приборкати прояви студентської активності. Оскільки адміністрація не відвернула студентів від незаконної діяльності, яка стала приводом для арешту, батьки й інші особи можуть зробити висновок, що університет недостатньо (неадекватно) піклується безпекою своїх студентів. Це був би найефективніший спосіб поділити університетську спільноту та підірвати репутацію університету серед його найважливіших членів – студентів.
  5. Явний та справжній сюрприз, яким стала для співробітника моя відмова вчинити так, як вимагалося, може означати, що він не часто зустрічається з подібною реакцією. Він пояснив мені, що регулярно працює з духовенством. Можна припускати, що подібним чином зверталися і до інших душпастирів (які працюють з молоддю, студентами і т.д.), та що хтось міг не відмовитися підписати такий документ.
  6. Заходи такого типу породжують острах і тривогу. Вони й задумані для того, аби залякати адміністрації університетів та студентів. Вони є елементом методології, добре знаної українському народові. Відродження таких практик є свідомою спробою відродити методи радянського тоталітарного минулого та наново посіяти страх у суспільстві, яке тільки почало відчувати свою свободу.
  7. Оскільки лише декілька з приблизно 170 українських університетів заявили протест проти недавніх змін у політиці та освіті, а багатьох ректорів спонукакли і/або змусили висловитися на їхню підтримку, то зрозуміло, що останнім часом у вищу освіту швидкою ходою повертаються страх і пристосуванство. Можна очікувати, що УКУ буде об’єктом особливої уваги й можливого тиску в наступні місяці. Солідарність міжнародної спільноти і, особливо, академічного світу буде важливою допомогою для УКУ, аби університет відстояв свою принципову позицію стосовно інтелектуальної і суспільної свободи.
  8. Відкриті висловлювання і публікації на ці теми є мирним і найбільш ефективним способом протидії секретному контролю та залякуванню студентів і громадян. Як стало очевидним під час згаданого випадку, представники владних структур є особливо чутливими до винесення їхніх дій на публіку. Інформація може відігравати запобіжну, коригуючу й зцілюючу роль, якщо вона виявляє заплановані дії, які мають на меті обмежити громадянську свободу, демократію та людську гідність.

Слід зазначити, що 11 травня 2010 р., коли українські студенти організовували протести у Львові та Києві, представник апарату Ігора Держка, заступника Голови ЛОДА, відповідального за гуманітарні питання, зателефонував до ректорату й запитав про статистику – кількість студентів, які беруть участь у демонстраціях. В УКУ відповіли, що не знають, яким чином вести такі підрахунки", – йдеться у меморандумі о. Бориса Гудзяка.

http://religion.in.ua

"Придется бороться за каждого семинариста"

Когда  Патриарх Кирилл год назад объявил о переходе духовного образования на Болонскую систему, немало представителей академического сообщества России были несказанно удивлены. Многие ведущие российские вузы, в числе первых из них МГУ, не первый год уже держат оборону, стараясь не допустить в свои стены Болонскую систему. Разделение на бакалавриат и магистратуру (Ректор МГУ В.А. Садовничий всегда подчеркивает, что европейские бакалавры безработны, для трудоустройства надо получать степень магистра), система кредитов с индивидуальным выбором предметов, переход к получению практических навыков вместо традиционной академической широты – все это не может не означать кардинальных перемен в отечественном высшем образовании. Перемены в нашей стране редко бывают к лучшему.
Почему Патриарх так быстро и легко соглашается на Болонскую реформу, ведь духовные школы никто не заставляет этого делать?
Своими недоумениями мы решили поделиться с архимандритом Кириллом (Говоруном), первым заместителем председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви.
Если посмотреть на график отца Кирилла, то сразу станет понятно не только то, что он очень занятой человек, но и то, что такую интенсивную научную жизнь редко, когда встретишь среди вузовских профессоров. Лекции в Китае и Америке, семинар в Лондоне, подготовка публикации на английском, выступление в Хайдельберге, академические курсы в Киеве, Москве, Минске. О Болонской системе и всех тонкостях академической жизни отец Кирилл знает, наверное, в совершенстве.
Благодаря исландскому вулкану, парализовавшему европейские перелеты, у отца Кирилла образовался просвет в поездках и конференциях. В ожидании летной погоды мы обсуждаем реформу образования, передо мной – исторический документ – новая концепция образовательного процесса для духовных школ – текст  с пометами Патриарха – где-то восклицательный знак, де-то подчеркивание, где-то – краткие записи на полях.

Болонская система – объективное зло или выход из тупика?

Отец Кирилл, светские вузы с большой опаской говорят о Болонской системе, почему так быстро пошла речь о переходе духовных школ на эту систему?
Болонская система – это во многом вынужденный путь. В течение многих лет наши духовные школы пытаются получить признание в научном сообществе и занять подобающее им место в отечественном образовательном пространстве. Мы пытаемся интегрироваться в систему высшего образования, добиться признания теологии как научной дисциплины, получить возможность проводить диссертации через ВАК. Однако большинство этих попыток безрезультатны. Академическая деятельность в области богословия не воспринимается всерьез практически никем в нашей светской системе образования. На Западе же богословие – это очень уважаемая наука, с которой начались университеты. Там никому не нужно объяснять, что богословие – это равный партнер в междисциплинарном взаимодействии.  Что делать? Значит, нам приходится добиваться международного признания, чтобы затем получить признание и со стороны отечественного академического и образовательного истеблишмента.
Через взаимодействие с зарубежными учебными заведениями мы хотим продемонстрировать нашей системе образования, что мы являемся адекватными партнерами, что богословие – это уважаемая дисциплина. Богословие не просто имеет право присутствовать в системе аккредитованного образования, но  является одной из наиболее уважаемых дисциплин. Именно это мы хотим доказать нашей светской системе. Мы надеемся, что добьемся своей цели, и те стереотипы, которые существовали и продолжают существовать по отношению к богословию в нашей системе, со временем отпадут.
- Действительно, возможно, что когда наладится прочный контакт с западными университетами, и отечественный Минобразования посмотрит по-другому на духовные школы. Это единственная цель проводимой реформы?
- Реформирование духовного образования – это не самоцель, как может показаться некоторым, и даже не только признание со стороны государства и международного сообщества. У реформы образовательного процесса есть своя система, логика, цели, главная из которых – сделать наше духовное образование более качественным.
Я бы выделил две основные задачи духовного образования. Первая, и основная – мы готовим священнослужителей. Вторая задача – это развитие богословской науки как теоретического вида деятельности, участие в международных богословских проектах  и развитие собственных богословских проектов. Для решения обеих задач нам необходимо реформирование системы образования.
Нам нужно готовить таких пастырей, которые были бы более адекватными современному миру, человеку, обществу. Но при этом они должны оставаться  адекватными и той традиции, которую они представляют. Последнее мы не сможем обеспечить ни с помощью западных партнеров, ни с помощью светской образовательной системы. Только мы можем найти здесь правильный баланс и нужную меру. И здесь Болонский процесс помочь нам в решении наших проблем, но не решит их за нас.
- Но ведь меняется не только внешняя организация образовательного процесса, Болонская система – это другая философия образования.
Вы совершенно правы. Сегодня глобально меняются требования к образованию. Сейчас не нужны люди, которые обладают отвлеченными знаниями и не умеют эти знания творчески применять. Поэтому одной из задач реформы системы образования является дифференциация этой системы на две стадии: общих и специальных знаний, бакалавриата и магистратуры соответственно. Большое внимание уделяется тому, чтобы студент научился применять полученные знания, а не оставлять их лежать мертвым грузом.
Бакалавриат как уровень общих знаний должен быть обязательным для всех: и богословов, и пастырей. Дисциплины здесь должны преподаваться приблизительно одинаковые, связанные с перспективами дальнейшего церковного служения. Бакалавриат – это тот этап, который формирует систему взглядов у семинариста. В каком-то смысле формируется целостная и замкнутая система взглядов. На следующем этапе – магистратуры – эта система взглядов должна разомкнуться. Необходимо это для того, чтобы расширить горизонты бывшего семинариста, теперь уже магистра, и дать ему возможность несколько по-другому, более выпукло и творчески оценить то, что он получил на бакалаврском уровне. Человек на этом этапе не только приобретает специальные знания, но и новый расширенный взгляд на то, что изучено в семинарии.

Пастыри и богословы

- Происходит формирование двух направлений – пастырского и академического. Для пастыря достаточно быть бакалавром, а если человек хочет идти дальше по академической среде, ему уже необходима магистратура, аспирантура, докторантура?

- Совершенно верно. Но на пастырском уровне предполагается еще дополнительная специализация. Перед тем, как приступить к пастырскому служению, семинарист должен пройти через четырехлетний бакалавриат и годичную специализацию. В этот год он должен лучше освоить практические вещи, связанные с прикладной пастырской психологией, психиатрией, педагогикой, практической литургикой.
В связи с введением ОПК в школах актуальным становится вопрос о внедрении педагогики на всех уровнях образования. Как решить проблему с теми кадрами, которые должны преподавать ОПК в школах? Чтобы решить эту проблему, пастырям, богословам потребуются педагогические навыки, поэтому сейчас практически принято решение о внедрении элементов педагогики на всех уровнях богословского образования. Должна быть и обязательная педагогическая практика. В свое время, когда я учился в Афинском университете, у нас была педагогика и возрастная психология. Были и практические занятия в школах, что осталось незабываемым опытом.
Что касается академической направленности, то она должна развиваться в форме магистерских программ на основе духовных академий и нескольких избранных семинарий. Магистратуры должны создавать среду, в которой из потребителей богословской информации формируются люди, которые способны творчески осваивать и приумножать знания. Это этап становления самостоятельных исследователей, формирования богословской состоятельности человека.

Магистратура как миссия
- Изменились ли в современном компьютеризированном мире модели академического образования?
- Да, конечно. Поменялся весь комплекс академии как научно-исследовательской и образовательной школы. Возникла объективная необходимость разделить уровень общих знаний – бакалавриат – и уровень специальных знаний и навыков – магистратуру. В новой системе магистр – это не просто специализация, но это тот этап, когда качественно меняется отношение человека к знаниям, когда меняется он сам в контексте полученных знаний. Магистратура может также стать очень интересным пространством для миссионерской деятельности.
- Миссионерской работы?!
- Да, конечно! Магистерские спецкурсы, которые мы сможем развивать в наших духовных школах, уже сейчас востребованы в других учебных заведениях. Существует возможность экспорта наших магистерских программ в целый ряд университетов Запада и Востока, есть предварительные договоренности о том, чтобы экспортировать наши магистерские программы в такие вузы как, например, Свободный университет Амстердама или Китайский университет Гонконга. Магистерский спецкурс или модуль – это тот инструмент, который помимо академической нагрузки может нести еще и миссионерскую нагрузку, давая возможность иностранным студентам ближе познакомиться с православной традицией. Это очень интересная перспектива, и мы надеемся, что будут появляться совместные магистерские программы с миссионерской направленностью.
Введение магистерских программ предполагает также, что мы сможем их осуществлять вместе с другими университетами. Человек, закончивший магистерскую программу в одной из духовных школ нашей Церкви, получит на руки диплом о магистерском образовании, подписанный и представителем авторитетного зарубежного университета. Если мы сделаем нашу образовательную систему совместимой и переведенной в термины, понятные с точки зрения Болонской системы, тогда такое сотрудничество будет очень перспективным.
Это даст дополнительный авторитет нашему диплому. И это же даст возможность нашим выпускникам вести миссионерскую, просветительскую деятельность в различных средах, которые, может быть, не всегда восприимчивы к традиционной проповеди, но более восприимчивы к академическому дискурсу. Если человек без диплома – к нему одно отношение. Если же человек с признанным дипломом и умеет так строить свой разговор, что это соответствует академическим критериям, то тогда к нему совершенно другое отношение. В этом есть очень важный миссионерский потенциал.

Главная проблема – это рецепция
- Какие проблемы вы видите на пути внедрения этой программы? Какие сложности основные – системные или несистемные?
- Главная проблема – это рецепция. Для того, чтобы упомянутые принципы преобразований системы духовного образования были эффективно восприняты, люди должны их принять, причем не механически, а воспринять логику процессов преобразования. Для этого нужно провести колоссальную разъяснительную работу по всем информационным каналам. Если мы не проведем этой разъяснительной работы, то никакого толку в реформировании духовного образования не будет.
- Предполагается ли какое-нибудь общее обсуждение проблемы?
- Безусловно. Оно уже осуществляется. В частности, мы обсуждаем принципы реформирования духовного образования в рамках межсоборного присутствия. Кроме того, это обсуждение ведется и на некоторых интернет-площадках, в частности на портале Богослов.ру, где развернута целая дискуссия по этому вопросу. Мы надеемся, что перечень дискуссионных площадок будет расширяться. Также предполагаются разъяснительные работы в корпорациях духовных школ. Планируются и выезды в семинарии для того, чтобы на месте все обсуждать с преподавателями.
- Какова реакция на эти изменения?
-Нужно четко объяснять людям  суть изменений. Когда начинаешь рассказывать, какие преимущества этих преобразований, люди живо откликаются, потому что у многих наболело, а преобразования – это ответ на те несовершенства, которые сложились в нашей системе.
Нужно ли пастырю светское образование?

- Как вы относитесь к светскому образованию, нужно его получать будущим священникам?

- Я считаю, что это очень полезно. Светское образование дает отменную базу, очень важную в формировании в том числе будущего пастыря. Светское образование, кстати, традиционно ценят в наших семинариях – таких студентов сразу выделяют и привлекают к решению ответственных заданий, требующих сообразительности. Сейчас же мы реформируем наше духовное образование так, чтобы не было необходимости в получении этой светской базы, чтобы наше образование было достаточно методологичным, достаточно конструктивным с точки зрения формирования и мировоззрения, и навыков мышления.
- Да и просто навыков интенсивной работы. Не сравнить нагрузку, которая существует в семинарии, с нагрузкой, которая существует в хороших вузах….
- Да, совершенно верно. Светское образование задает определенные рамки мышления. По большому счету, наша система образования должна давать такие же рамки, но пока не дает. Также мы должны научиться наших студентов учиться, чего тоже пока нет. Для этого нужно многое сделать. В частности, подготовить учебные пособия нового уровня. До сих пор традиционно на лекциях используются конспекты, иногда отпечатанные на машинке и растиражированные на ксероксе – совершенный анахронизм в эпоху интернета! Эти конспекты составлялись профессорами еще после войны, когда никакой богословской литературы не было.
Сейчас же мы работаем над тем, чтобы сформировать два  круга дидактических пособий. Во-первых, это учебник. Учебник должен отражать учебную программу, содержать современные сведения, апробированные церковной традицией. Но мы не должны ограничиваться учебником. Мы работаем также над тем, чтобы сформировать круг чтения, куда бы вошли и статьи, и книги, которые содержат дополнительные сведения, широко представляя ту область знаний, которую осваивает учащийся духовных школ.
Оба типа учебных пособий важны и на бакалаврском, и на магистерском уровне. Важно еще и то, что формирование круга для обязательного самостоятельного чтения сформирует навыки самостоятельного обучения. Эти навыки очень важны в новой системе образования. Они предполагают, что студент может самостоятельно осваивать материал, ориентируясь в массивах информации. Ведь действительно, найти какую-либо информацию сейчас не представляет труда. Самая большая проблема – это разобраться в этой информации. Вот как раз та литература, которая формируется по каждому из предметов, должна дать студенту в руки компас, который не позволит ему потеряться в море информации.
- Какие еще навыки сегодня нуждаются в особом внимании?
- Студент должен обязательно уметь писать. Он должен уметь не только усваивать информацию, но и уметь воспроизводить ее и в устном, и в письменном виде. Возможно, мы придем к тому, что студенты должны будут еще больше писать, чем сейчас. Может быть, в меньшем объеме, чем нынешние сочинения, но нужно писать чаще по более узким темам для того, чтобы формировался навык самостоятельного освоения и представления материала. На это направлено развитие института семинарских занятий – очень важного элемента в системе образования. На это направлена и магистратура.
Все это важно не только для ученых богословов, но и для пастырей. Для священника важно не просто повторять заученное на семинарских занятиях, но и быть способным креативно репродуцировать полученные знания, в зависимости от аудитории и ситуации.

Научить или воспитать?
- Хорошо, до сих пор мы говорили об образовании. А разве главная задача семинарии – не воспитание? Разве не важнее подготовить просто отзывчивого, хорошего человека, который, может быть, не будет знать всех догматических тонкостей? Не секрет и то, что многие сегодня надеются отсидеться в семинарии от армии….Должна ли семинарии воспитывать благочестие?
- В семинарию, как правило, приходят  с пастырским призванием. Призвание – это существенная вещь в богословском образовании, это источник огромной силы, энергии, динамики в развитии личности будущего пастыря. Семинария не должна гасить эту динамику, а наоборот правильно ее направить.
Задача семинарии, наверное, не в том, чтобы созидать в человеке духовность с нуля, но давать духовному импульсу, с которым приходит человек, верное направление. Семинария – это среда, в которой люди избавляются от лжедуховности, тараканов в голове и становятся трезвыми пастырями. Таким образом, как я сказал вначале, среди главных приоритетов духовного образования – воспитание пастырей.

- Наверное, поэтому требуется благословение  (здесь я говорю не о формальной подписи на документе, а о настоящем благословении духовника) на поступление в семинарию?

- Это необходимое условие. Но и в ходе обучения в семинарии всегда бывает большой отсев тех, кто не подходит по тем или иным критериям. Другой вопрос, какими должны быть критерии отсева? Также необходимо иметь ввиду, что ставка должна делаться не на отчисление, а на воспитание. Ведь очень скоро мы столкнемся с проблемой, когда отчисление станет непозволительной роскошью. Сейчас мы купаемся в изобилии абитуриентов, а уже через какое-то время у нас будет серьезный недостаток в семинаристах – их будет поступать значительно меньше, чем того требует Церковь.
- Вы полагаете, что в семинарии будет поступать меньше молодых людей? Почему?
- С одной стороны, это связано с секуляризацией общества. У потенциальных семинаристов будет больше возможностей избрать более перспективный и менее обременительный жизненный путь. Ведь обучение в семинарии накладывает определенные жесткие ограничения на молодых людей.
С другой стороны, это связано и с развитием активной социальной жизни Церкви, когда исполнять церковное служение можно не только в священном сане.

- И ведь человек может не иметь призвания быть священником, но иметь большое желание поработать для Церкви…

- Совершенно верно. Все это приведет к тому, что поток поступающих в семинарии оскудеет очень скоро и нам придется бороться за каждого семинариста. Благо, что у нас нет обязательного целибата, как в западной Церкви. Если бы у нас был целибат, то вообще был бы очень серьезный кризис.

- Получается, что центром семинарского образования является главным образом образование, а проблемы воспитания оставляются почти что на произвол судьбы?

- Нет, я бы так не сказал. В семинарии воспитательный процесс является очень важным и его нужно еще более усиливать. Как я уже сказал, семинарский воспитательный процесс не может создать из человека, совершенно не подготовленного к церковному служению, пастыря, который будет к этому служению готов. Воспитательный процесс должен тот запал, то призвание, с которым человек приходит в семинарию, направить в правильное русло, чтобы оно не угасло в человеке, а наоборот усилилось и сделало из него настоящего пастыря.
Задача воспитательного процесса – отделить зерна от плевел в том запале, мыслях, идеях, планах, с которыми человек приходит в семинарию: не погубить зерна, но и не дать прорасти плевелам. Грубо говоря, убрать жуков из головы, но с другой стороны не угасить веру, призвание.
Задача воспитательного процесса сейчас более тонкая, чем была до сих пор. Воспитатель в семинарии должен действовать не топором, а хирургическим ножом, а еще лучше терапевтическими средствами. Он должен иметь большее понимание, проникновение в проблемы лично каждого семинариста.
Об этом говорит и Святейший  Патриарх. В качестве воспитателя сегодня предлагается наставник, который должен вести группу семинаристов от их поступления до окончания семинарии. Он должен работать индивидуально с каждым семинаристом, понимать запросы, нужды, проблемы каждого и взращивать веру, призвание, предостерегая от ошибок, отклонений. Воспитание очень важно, но воспитательный процесс должен претерпеть определенное качественное изменение. Он должен из контрольно-наказательного процесса превратиться в по-настоящему воспитательный. Необходим более дифференцированный подход к студентам. Также необходимо принимать во внимание особенности современных молодых людей, приходящих в семинарию – это уже не те люди, которых можно ломать и заставлять делать то, что они делать не привыкли и не смогут.
- Как вы относитесь к тому, чтобы семинаристы проходили обязательную практику не только на уборке двора, но и, например, в реанимации?
- Думаю, что это очень полезно с точки зрения приобретения жизненного опыта. Это будет способствовать взрослению семинаристов. Но это вовсе не значит, что семинарист должен заниматься исключительно социальным служением. Его задача в будущем очень конкретная – это пастырское служение, оказание пастырской помощи людям и священнослужение.
- Нет ли сегодня опасности недостаточного уделения внимания вопросам воспитания и перевес в сторону теоретических знаний?
- Да, такая  опасность есть. Упор на более серьезное богословское образование должен в моем представлении сопровождаться прямо пропорциональным упором на воспитательный процесс, чтобы богословские знания, не подкрепленные духовностью, не приводили к цинизму.
Наряду с задачей воспитания пастырей существует и задача создания академической богословской элиты. Это второе направление, и специфика его особая – она не вполне пересекается с первым направлением, пастырским. Однако это не значит, что наши богословы должны быть чужды общих рамок воспитательного процесса.

Секрет времени
- Отец Кирилл, в вашем графике конференции, научные семинары и пленарные доклады – почти еженедельно.  Поделитесь секретом, КАК вы успеваете готовиться к выступлениям?
- Стараюсь готовиться заранее. Участие в конференциях – это единственная возможность быть в академическом тонусе, а также стимул заниматься научной деятельностью. К международным конференциям нужно тщательно готовиться, так как там что угодно не расскажешь. Объявляют о конференции заранее, за несколько месяцев, и я стараюсь подготовиться к конференции заранее и подготовиться основательно. Это единственное, что позволяет оставаться «на плаву» в академическом смысле и не деградировать под прессом административных обязанностей.
- Спасибо Вам большое за беседу!
С архимандритом Кириллом (Говоруном) специально для портала «Православие и мир» беседовала Анна Данилова

http://religion.in.ua

суббота, 22 мая 2010 г.

Украинский католический университет готовит магистерскую программу по журналистике

ЛЬВОВ – Впервые в Украине негосударственное высшее учебное заведение выступает с инициативой открытия магистерской программы по журналистике. Слушателями программы могут стать студенты с дипломом бакалавра независимо от направления полученного образования.

В отличие от традиционного подхода, учебный план магистерской программы УКУ содержит блок мировоззренческих дисциплин, направленных на понимание магистрами этических и моральных принципов выбранной профессии, миссии и ответственности журналиста в современном мире.

В частности, речь идет о таких курсах как «Введение в журналистику: миссия, проблемы, перспективы профессии», «Медиа и мораль», «Западная цивилизация», «Новейшая украинская журналистика: стандарты качества», «Христианская духовность в эпоху постмодерна», « История идей»,« Церковь и социальная коммуникация» и др.

Как рассказал в комментарии для РИСУ первый вице-ректор Украинского Католического Университета Тарас Добко, создание двухлетней магистерской программы по журналистике является частью общей концепции развития УКУ и соответствует миссии учебного заведения.

«Мы уже не один год вынашивает идею создания такой программы, – отмечает господин Добко. – Чувствуем в этом поддержку и со стороны Церкви. Блаженнейший Любомир давно говорит о необходимости подготовки журналистов не только как специалистов в определенных направлениях, но и универсальных журналистов, воспитанных на высоких моральных и этических принципах, которые осознают особую роль и призвание журналиста в современном обществе. А наш университет призван не только предоставлять узкое богословское образование, но и видеть современные потребности, реагировать на вызовы общества.

Так, в рамках этого видения в свое время была создана бизнес-школа УКУ, теперь планируется активное развитие журналистики.

Тарас Добко подчеркнул, что журналисты – это не только исполнители чьих-либо заказов, не обслуживающий персонал для политиков, как, к сожалению, часто случается. Правильно выполняя свою работу, они становятся четвертой властью. Именно таких специалистов и хотят подготовить в Украинском Католическом Университете.

Инициативу УКУ поддерживает и львовская городская администрация, в частности и мэр Андрей Садовой, который неоднократно называл УКУ хорошей базой для такой школы журналистики.

В планах авторов программы – формирование восточноевропейского плацдарма для подготовки журналистов. «Как когда-то Польша стала лабораторией демократии для Украины, мы хотим стать такой лабораторией для восточноевропейской школы журналистики. Для этого привлекаем международных партнеров и лучших украинских специалистов в отрасли», – отмечает вице-ректор УКУ.

Задачей магистерской программы будет подготовка универсального журналиста, а не по принципу очень узкой специализации, как это в основном практикуется сегодня.

Профессиональные дисциплины, например «Современная массовая культура: ценности, идентичности, практики», «медиакритика», «Медиапсихология», «Медиариторика», «Западные модели журналистики», «Социология медиа», «Интернет- журналистика»,« Журналистское расследование»,«Эссеистика»и т.д., помогут слушателям получить основные знания и умения профессионально анализировать современные не только украинские, но и мировые тенденции в сферах политики, экономики, религии, культуры.

Первым шагом для введения магистерской программы стала полугодовая «Восточноевропейская школа медиа-менеджмента», на прошлой неделе стартовала в УКУ, слушателями которой являются 30 человек из нескольких регионов Украины.

Кроме того, в рамках подготовки к открытию магистерской программы, университет начал создание собственной современной учебно-технической базы

  1. newsroom – сеть многофункциональных компьютеров, программное обеспечение которых позволит слушателям программы получить практические навыки по видеомонтажу, аудиомонтажу звука, верстке и дизайну печатных медиа, разработке WEB 2.0;
  2. учебная телерадиостудия оборудована необходимым техническим оборудованием для практической работы студентов-магистров по направлениям «новостная телерадиожурналистика», «работа в прямом телерадиоэфире», «подготовка аналитических телерадиопередач».

Учебный процесс будут обеспечивать лучшие преподаватели, а также практикующие журналисты и медиа-менеджеры из Киева, Львова, Днепропетровска, Харькова, Варшавы, Праги, Лондона, Нью-Йорка. Среди них, как рассказал Тарас Добко, Эдвард Лукас (британский журналист, заместитель редактора международного отдела журнала) The Economist, также сейчас ведутся переговоры с работниками лучших изданий и журналистских школ мира.

Обучаться на магистерской программе смогут люди, которые уже имеют высшее образование со степенью бакалавра филологии и других специальностей: философии, экономики.

Первый набор слушателей планируется уже в 2010-2011 учебном году.

http://www.risu.org.ua

Христианский гуманитарно-экономический открытый университет снова заявляет о давлении

ОДЕССА Священнослужители разных конфессий, члены духовного совета Одесской области выразили протест против давления на Христианский гуманитарно- экономический открытый университет (ХГЭУ).

Как утверждают авторы открытого обращения, 7 апреля 2010 года председатель Одесского окружного административного суда и коллегия судей «совершенно осознанно вынесла заведомо беззаконное решение по иску ХГЭУ к Государственной аккредитационной комиссии (ГАК)».

Также в обращении отмечено, что 04.11.2008 г. ГАК приняла «противоправное, не имеющее юридической силы, решение о запрещении образовательной деятельности ХГЭУ, в результате чего ХГЭУ вынужден был обратиться в суд.

Представители ХГЭУ отмечают, что, исходя из Положения о Государственной акредитационной комиссии, ГАК не имел юридического права принимать решение по неподконтрольной ему общественной организации, используя при этом сфальсифицированный акт проверки ХГЭУ (которой, по их словам, на самом деле не было). Кроме того, решение было принято в отсутствие представителя ХГЭУ на заседании ГАК.

«По закону деятельность общественной организации может быть запрещена только судом, а не ГАКом или каким-либо другим органом», — утверждают авторы письма.

В результате суд отказал истцу в отмене постановления ГАК. Более того, по утверждению ХГЭУ, в судебном процессе председатель суда Глуханчук О. В. отказывал истцу (ректору Крыжановскому Р. А.) в предоставлении слова, в приёме дополнительных доказательств.

На защиту общественной организации ХГЭУ встал Духовный Совет христианских конфессий Одесской области, в состав которого входят официальные представители церквей РКЦ, РАПЦ, УПЦ КП, ЕХБ, ХВЕ, АСД и другие, а также представители Украинской Асоциации религиозной свободы. В своем письме Совет «требует прекратить вопиющее беззаконие» в отношении Христианского гуманитарно-экономического открытого университета.

http://www.risu.org.ua

В Украине богословие признали научной дисциплиной

КИЕВ — Согласно приказу № 273 Высшей аттестационной комиссии Украины (от 15 мая 2010) богословие был внесено в перечень специальностей, по которым проводится защита диссертаций на соискание научных степеней кандидата наук и доктора наук, присуждение ученых степеней и присвоение ученых званий. «Богословие» как научную специальность зачислили в области науки «Философские науки».

По словам проректора УКУ д-ра Тараса ДОБКО, такое решение позволяет открытие в украинских университетах аспирантуры и докторантуры по специальности «Богословие», создание полного цикла образовательной и научной богословской подготовки в Украине. Ученые же, которые научные степени по богословию получили за рубежом, получают законную возможность для их нострификации по специальности «Богословие» в Украине.

«Своим ежедневным трудом, участием в рабочих группах по разработке государственных стандартов богословского образования, по подготовке других материалов по заказу государственных органов управления образованием Украинский Католический Университет, наши преподаватели и студенты богословия внесли львиную долю в процесс признания богословия в Украине. Этому предшествовали длительная работа со студентами и преподавателями, накопление опыта, а также кадровых, учебно-методических, библиотечных, материально-технических ресурсов», — отметил проректор УКУ.

Как информирует пресс-служба УКУ, он также отметил, что признание богословия научной дисциплиной «трудно представить без активной солидарности очень многих людей в Украине и за ее пределами — руководителям высших учебных заведений и их факультетов, ведущих интеллектуалов, государственных служащих».

«Эта действенная солидарность и неравнодушие — лучший залог полноформатного и необратимого возвращения богословия и богословов в публичную жизнь украинского образования и науки», — добавил Тарас Добко.

http://www.risu.org.ua

среда, 19 мая 2010 г.

Новые книги издательства ББИ

Дорогие друзья, вышли в свет три новые книги издательства ББИ. Второй том словаря "Мир Нового Завета" можно приобрести как отдельно, так и в комплекте с первым томом. По вопросам приобретения этих и других книг обращайтесь в магазин издательства “Коллоквиум”.

воскресенье, 16 мая 2010 г.

Книга Андрея Пузынина "Традиция евангельских христиан: изучение самоидентификации и богословия от момента ее зарождения до наших дней"

Предварительная дата издания: июнь 2010.

Москва, ББИ св. апостола Андрея, 521 стр., твёрдый переплет.

ISBN 978-5-89647-235-3

ББК 86.37

УДК 230.11/227.12

ЛЬГОТНАЯ ЦЕНА В РАМКАХ АКЦИИ "ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ЗАКАЗ": 7 долл. США для физических лиц и 3,5 долл. США (50% скидка) для библиотек учебных заведений.

Вы можете сделать предварительный заказ . Взять заказанную книгу по льготной цене Вы сможете в одном из христианских книжных магазинов Киева, Москвы и Санкт-Петербурга после выхода книги в свет. Для этого будет достаточно предъявить распечатку сообщения, которое придет на Ваш адрес эл. почты. Вы можете также выбрать опцию «наложенного платежа», учитывая при этом, что почтовые расходы по доставке книги на Ваш почтовый адрес не входят в стоимость книги, и их Вам нужно будет оплатить дополнительно. Все средства от реализации книги будут направлены в фонд издания академической евангелической литературы.

Сделать предварительный заказ

pf_c.jpg

Аннотация:


Данная работа представляет собой междисциплинарное изучение постсоветской традиции евангельских христиан, берущей свое начало в служении викторианского проповедника пробуждения лорда Рэдстока в семидесятых годах XIX столетия в Санкт-Петербурге. Автор стремится наметить контуры богословской программы, необходимой для разрешения современного кризиса самоидентификации и богословия этой исторически обусловленной традиции. Книга состоит из исторической и богословской частей. В исторической части автор анализирует первоисточники традиции, пытаясь определить причины современного кризиса, в богословской части – создает новую историческую и богословскую модель посредством реконструкции самоидентификационного повествования.

ПЕРЕЙТИ К СОДЕРЖАНИЮ И ИЗБРАННЫМ ГЛАВАМ.

Рецензии:


Д-р Дерек Тидболл, вице-президент Британского евангелического союза, ректор Лондонской школы богословия, 1995–2007.
«Работа Андрея Пузынина имеет большое значение для понимания идентичности восточных евангельских христиан. Автор обладает редкой способностью совместить оригинальное историческое исследование со зрелым богословским размышлением, внося тем самым вклад в современные герменевтические дискуссии. Большая часть написанного в этой книге будет новым для многих, а глубина исследования — новой для всех. Данная книга поможет представителям других христианских традиций лучше понимать евангелическое движение, а его представителям — увидеть ориентиры для движения в будущее. История евангелической традиции долгое время ограничивалась Британией и США. Пузынин помогает нам увидеть недостающий фрагмент картины мирового евангелического движения».

Д-р Франсес Найт, доцент истории современного христианства кафедры богословия и религиоведения Ноттингемского университета.
«В этом оригинальном и стимулирующем мысль исследовании Андрей Пузынин утверждает, что санкт-петербургская традиция евангельских христиан находится в русле западного евангелического движения. Книга не только вносит полезный вклад в предмет современного исторического богословия, но и выходит за его привычные пределы, открывая новые возможности для диалога между евангелическими и неевангелическими традициями».

Д-р Тит Тьену, Академический декан и проректор по учебной работе, Профессор богословия миссии в Trinity Evangelical Divinity School, Диерфиелд, Иллинойс (США).






«Книга Андрея Пузынина представляет собой четкий анализ влиятельного христианского движения в советской и постсоветской России. Она заслуживает внимания тех, кто интересуется историей христианства или богословской контекстуализацией. Я рассматриваю эту книгу как существенный вклад в растущую научную литературу о всемирном христианстве».

Д-р Петр Пеннер, Академический декан TCM, Австрия.


«Исследование Андрея Пузынина является актуальным для восточных евангельских верующих. Эта книга — одновременно сокровище и вызов для всех интересующихся данным предметом. Обсуждая широкий круг важных проблем, ее автор направляет и поддерживает евангелических верующих в процессе поиска своей идентичности и побуждает их принять и культивировать свою традицию».

Д-р Германн Гартфельд, Германия.


«На меня произвел большое впечатление подход, который избрал д-р Пузынин для изучения славянского протестантизма. Он позволяет по-новому взглянуть на происхождение и развитие восточного евангелического движения и показывает влияние на него западного фундаментализма в недавнем прошлом и настоящем. Он указывает на необходимость диалога с богословской традицией русского православия. Этот труд в области контекстуального богословия должен быть прочитан не только учеными и студентами, но также пасторами и прихожанами как внутри этой традиции, так и вне ее».

Сделать предварительный заказ

пятница, 7 мая 2010 г.

Британська поліція заарештувала проповідника, який назвав гомосексуалізм гріхом

Англійський проповідник-баптист Дейл Макальпін був узятий під варту за те, що в приватній бесіді назвав гомосексуалізм гріхом.

Як повідомляє Daily Telegraph, Макальпін роздавав листівки з поясненнями десяти заповідей на вулиці міста Вокингем, коли до нього підійшла жінка і почала з ним обговорення питань віри.

Перераховуючи гріхи, викладені апостолом Павлом в Першому посланні до Коринфян, проповідник серед інших згадав і гомосексуалізм, повідомляє газета.

Щойно жінка віддалилася, до баптиста підійшов поліцейський і повідомив, що на нього надійла скарга про використання виразів расистського або гомофобського характеру, на що проповідник відповів, що гомосексуалізм «все одно гріх».

Макальпін був доставлений в поліцейський відділок, де в нього конфіскували вміст кишень, мобільний телефон і черевики, а також зняли відбитки пальців, відсканували сітківку ока і узяли аналіз на ДНК. В даний час проповідника звільнили під заставу.

У Шотландії вуличного проповідника оштрафували за осуд содомії

У шотландському місті Глазго християнський вуличний проповідник Шон Хоулз був оштрафований на тисячу фунтів стерлінгів за публічне засудження содомії.

Коли 47-річний американський проповідник в ході своєї поїздки до Великобританії проповідував на вулицях Глазго, хтось з натовпу запитав у нього, що він думає про гомосексуалістів. Той відповів, що «гомосексуалісти заслуговують на гнів Божий, як і всі інші грішники, і попадуть в місце, назване пеклом».

Двоє з натовпу покликали поліцію, і Ш.Хоулз був заарештований.

Провівши ніч в тюремній камері, він наступного дня постав перед судом за звинуваченням в ненависті до гомосексуалістів, мотивованій «релігійними забобонами».

http://bratstvo.info