пятница, 29 октября 2010 г.

Annual Conference of Central and Eastern European Association for Mission Studies 24-26 November 2010 in Budapest

CEEAMS
(Central and Eastern European Association for Mission Studies)

invites you for its ANNUAL CONFERENCE 24 -26 November 2010 in Budapest, K?lvin t?r 7.II

The conference starts on Wednesday 24th November at 15 o’clock and ends at Friday evening 26th November 20 o’clock.

Language: English

Organized:

  • by CEEAMS (Central and Eastern European Association for Mission Studies
  • by CIMS (Central and Eastern European Institute for Mission Studies of K?roli Reformed University)

Place: CIMS (K?lvin t?r 7.II, 1091 Budapest, Hungary)

Registration: Registration and more information on the event by email at the latest by 8th November, 2010 to: CIMS, M?nika J?zsa, K?lvin t?r 7.II, 1091 Budapest, tel. +361216 20 54 cims@kre.hu.

четверг, 28 октября 2010 г.

Call for Papers: The Concept of Freedom in Arminian Theology

Download Application Form (PDF)
[gview file="http://dyatlik.net/download/Arm-English-info.pdf" save=1]

Михаил Медведев об Institute for Excellence

http://www.kecu.ru

Чай вдвоём: диалог церкви и семинарии начистоту


Как описать существующие взаимоотношения между церковью и богословской школой: обособленные, конкурирующие, непересекающиеся или партнерские? Этот вопрос возник не случайно и ответ на него, возможно, будет определять будущее евангельской миссии в мире.

Попыткой осмыслить существующее положение и предложить стратегически новые подходы к тандему «церковь и семинария» стали очередные курсы повышения квалификации для руководителей духовных учебных заведений, организованные международным институтом OCI (Overseas Council International), которые состоялись с 5 по 7 октября в г. Киеве. В работе института приняли участие проректоры КЕХУ (Ботанов П. В. – связи с общественностью, Медведев М. А. – академический отдел и Шербан О. Д. – студенческая работа) во главе с ректором Пшеничным Г. И.

В ходе представленных докладов и обсуждений было выявлено, что на протяжении последних двадцати лет совместного пути, как в церквях, так и в семинариях происходили существенные изменения в переоценке целей, ценностей и форм взаимодействия. Было отмечено, что на ранних этапах сотрудничества наблюдалось обоюдное несоответствие ожиданий: семинария ожидала, что церковь будет поставлять «качественные заготовки», финансировать обучение студентов, и, в конце концов, предоставит выпускнику оплачиваемое «место под солнцем». Со своей стороны церковь ожидала, что семинария будет выпускать духовно сформированных и интеллектуально образованных пасторов и миссионеров, готовых отчаянно ринуться в бой, обладая всеми атрибутами «универсального солдата».

Нереалистичные ожидания, обусловленные рядом причин, привели к тому, что в конце 90-х годов и к началу нового столетия учебный процесс полностью переместился на обустроенные кампусы и финансировался в большинстве случаев за счет иностранных спонсоров; педагогический состав был более ориентирован на академическую/теоретическую часть образования, а не его практическую составную. Студенты с неохотой возвращались в свои исконные церкви, стремясь всеми силами остаться в качестве преподавателей и сотрудников в своих школах. Церкви с неохотой и недоверием посылали новых студентов.

Однако сегодня ситуация меняется. Между церковью и школами происходит партнерский диалог, консолидирующий усилия и ресурсы для более эффективного распространения Царства Божьего в обществе. С одной стороны, многие учебные заведения пересматривают свои учебные планы, адаптируя их к современным нуждам конкретных поместных церквей. Появилось множество прикладных программ в очно-заочной форме обучения. Наблюдается рост активного участия преподавательского состава школ в церковном служении. Нередко сотрудники совместно со студентами открывают новые церкви или проекты служения. Развиваются внутрицерковные учебные программы. С другой стороны, поместные церкви, острее ощущая необходимость в подготовке новых служителей, меняют свое отношение, охотнее откликаясь на образовательные инициативы богословских заведений.

Все эти тенденции не говорят о совершенстве взаимоотношений между церковью и школой, но лишь отмечают положительный сдвиг и правильность выбранного пути. На местах еще остаются напряжения, недопонимания и горький опыт прошлых лет. Однако большинство участников института полны оптимизма в отношении развития долгосрочного партнерства между церковью и богословским учреждением при условии соблюдения гибкости и чуткости как к запросам общества, так и нуждам друг друга.

Более подробно о реальных предложениях, которые содействовали бы более тесному сотрудничеству церкви и богословских школ можно узнать из доклада, представленного ректором Кубанского евангельского христианского университета, профессором Г. И. Пшеничным.

Михаил Медведев,
Проректор по учебной части КЕХУ

ББИ: Летний Институт

X Московский Летний Богословский Институт
27 июня - 9 июля 2011
Москва

От кандидатов требуется наличие хороших базовых знаний по богословским дисциплинам и готовность к напряженной работе по усвоению восьми-девяти интенсивных курсов за две недели обучения. Участникам МЛБИ будет предоставлена уникальная возможность прослушать интересные курсы по ряду богословских и рели.гиоведческих дисциплин и получить современную богословскую литературу. Лекции и семинары будут проводить преподаватели ББИ и другие ведущие специалисты.

Программа МЛБИ предполагает проведение занятий по следующим предметам:

  • Библейское богословие
  • Религиозная философия
  • Исторический контекст Нового Завета
  • Богословие иконы
  • Проблемы современной церкви
  • Наука и богословие
  • Богословие культуры
  • Новые религиозные движения

Занятия будут проходить в две сессии по 5 дней (4-5 лекций или семинаров в день). Посещение слушателями всех занятий обязательно. По результатам итоговой аттестации выдается сертификат; лицам с высшим образованием (специалист, магистр) выдается свидетельство о повышении квалификации государственного образца.

VII Летний Институт по Богословию и Науке
27 июня - 9 июля 2011
Москва

ЛИБН ориентирован на две основные категории слушателей:

  1. тех, кто имеет базовое богословское образование и желает познакомиться с достижениями современной науки и ее влиянием на различные аспекты современного богословия;
  2. тех, кто имеет естественнонаучное или небогословское гуманитарное образование и желает познакомиться с современной богословской мыслью и теми возможностями, которые она предоставляет ученому при осмыслении своей деятельности в общемировоззренческом контексте.

Тематика курсов освещает вопросы взаимодействия богословия как с естественнонаучными, так и с гуманитарными дисциплинами. Предполагаются следующие темы курсов:

  • Основные концепции современного есте.ствознания и их богословское осмысление
  • Творение и эволюция
  • Прикладная наука и христианская этика: экология, биоэтика
  • Богословие культуры
  • Философские аспекты диалога богословия и науки
  • Диалог богословия и науки в перспективе православия

В течение двух недель участникам ЛИБН предстоит прослушать 6 лекционных курсов, а также принять активное участие в ряде семинаров и круглых столов по обсуждаемым в лекциях проблемам. По результатам итоговой аттестации выдается сертификат; лицам с высшим образованием (специалист, магистр) выдается свидетельство о повышении квалификации государственного образца.

Участие в МЛБИ и ЛИБН

Обучение оплачивается организаторами. Кроме того, все слушатели смогут купить книги издательства ББИ со скидками до 50 %.

Проживание в подмосковном пансионате, трехразовое питание и культурная программа могут быть частично или полностью оплачены организаторами. Количество стипендий ограничено (стипендии участникам МЛБИ, главным образом, предназначены для студентов очных отделений духовных семинарий и академий). Каждый слушатель МЛБИ и ЛИБН должен при регистрации внести оргвзнос в размере 1800 рублей (для студентов дневных отделений вузов с государственной аккредитацией, семинарий и академий – 900 руб., по предоставлении справки из учебного заведения).

Желающие пройти обучение  должны заполнить анкету участника и прислать ее в ББИ (по электронной почте, по обычной почте или по факсу):

  • МЛБИ -- не позднее 1 мая 2011 г.
  • ЛИБН -- не позднее 15 мая 2011 г.

Из подавших анкеты на конкурсной основе отбираются участники. Количество мест ограничено; приславшие анкеты раньше пользуются преимуществом. Подробное расписание занятий будет выслано слушателям дополнительно, после получения анкет и проведения отбора участников. Результаты конкурса станут известны до 1 июня и будут сообщены всем приславшим анкету. Анкеты можно найти на сайте ББИ www.standrews.ru. Заполненные анкеты следует направлять по электронной почте:

(В теме письма нужно указать “МЛБИ” или “ЛИБН”)

воскресенье, 24 октября 2010 г.

Евродополнения к украинским дипломам будут лишь в следующем году

По сути, ничего общего эти diploma supplement с болонской аккредитацией не имеют. За 100 грн – диплом европейского образца (ключевое слово “образец”) за все предметы и курсовые, купленные у преподавателей или скачанные с интернета. В то же время, в Украине европейские дипломы (где люди реально учатся) не признаются, даже за 10 тыс. грн. Даже проблема нострификовать их. Господин Табачник, никак не могу понять логику украинского министерства образования: купленные большей частью украинские дипломы должны признаваться Европой, а на приобретенные нашими студентами знания в Европе, подкрепленные соответствующими европейскими дипломами, наложено “вето” коррумпированной украинской системой образования?… Т”Д

http://www.osvita.org.ua

Разрекламированные Министерством образования и науки (МОН) дополнения к диплому о высшем образовании европейского образца (diploma supplement) пока остаются малодоступными для студентов. Причины - технические, руководство ВУЗов обещает справиться до конца года, соответственно - евродипломы будут выдавать лишь в следующем году.

"Старшекурсникам в ректоратах отказывают в выдаче этого дополнения, не объясняя почему. Ведь оно поможет в трудоустройстве тем, кто собирается работать или учиться дальше в Европе", - рассказал координатор общественной инициативы "Студенческая защита" Андрей Черных.

Однако не во всех ВУЗах есть возможностью, не нарушая закон о защите информации, заказать такие евродополнения.

"По закону о защите информации, все данные должны содержаться и готовиться только на сертифицированных компьютерах, которые защищены от несанкционированного доступа. Необходимо спецпомещение, операторы, которые имеют допуск, чтобы не было потери информации и подделки данных. В настоящий момент занимаемся сертификацией, думаю, будем готовы к Новому году", - говорит проректор Киевского национального университета им. Тараса Шевченко (КНУ) Владимир Бугров.

Напомним, 4 месяца назад министр образования Дмитрий Табачник вручил 51 такой документ выпускникам Национального технического университета Украины "Киевский политехнический институт" (НТУУ "КПИ"), и с того времени дело утихло, хотя спрос есть (не только среди выпускников, но и тех, кто закончил ранее ВУЗ). Ведь такое дополнение фактически позволяет легализовать украинский диплом на Западе, а стоит всего 100 грн.

Это дешевле, чем самому переводить диплом на английский и заверять его нотариально. Как объяснил ректор КПИ Михаил Згуровский, diploma - это приведенная к евростандартам наша выписка к диплому, в которой отмечено, какие дисциплины и с какой оценкой изучил студент.

Кроме того, предметы оценены в так называемых кредитах - унифицированных единицах "стоимости". Например, курс математики, изучаемый 1 семестр, стоит вдвое меньше, чем изучаемый 2 семестра.

Сам документ изготовлен на защищенных от подделки бланках и выглядит как брошюра формата А4. Его электронная копия находится в базе данных МОН, потому подделывать документ нет смысла, ведь проверить его подлинность - дело нескольких минут.

В МОН заявляют, что министерство сделало все, чтобы евродополнения были выданы. Дело, мол, за ВУЗами, все вопросы к ним.

Москаль рассказал о способах подделки дипломов чиновниками

http://www.osvita.org.ua

В Украине нечестные чиновники используют два способа подделать документы о наличии необходимого высшего образования. Об этом на пресс-конференции в Луганске заявил первый заместитель главы Комитета ВР по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией Геннадий Москаль.

"Есть два способа. Первый – это просто "тупая" покупка дипломов, как сделал Кислинский. То есть это сделали даже не ту печать и не ту специальность, которая определена ученым советом Национального университета имени Шевченко (КНУ)", - отметил Геннадий Москаль.

Используя второй способ, "более умные" чиновники, по его словам, покупают справки об окончании 4 курсов ВУЗов за рубежом. Последний, 5-й курс, они заканчивают уже в Украине, получая при этом диплом отечественного ВУЗа.

"Они покупают где-то, что они учились или в Молдове, или в России, или в Казахстане, - 4 курса прошли обучение. И приезжают просто по переводу, поступают и один год учатся, но уже получают диплом установленного образца. Он находится уже в компьютерной базе, то есть может любой человек проверить", - рассказал Геннадий Москаль.

Он добавил, что такие дипломы требуют более глубокой проверки. Например, можно проверить, действительно ли чиновники отлучались на сессии или уезжали для выдачи дипломов.

"Вот одного мэра проверяли. Он проводит сессию, а тут (в тот же день – ред.) ему вручают диплом. Но это никуда не годится", - подчеркнул нардеп.

суббота, 23 октября 2010 г.

Первые итоги магистерской программы Кубанского евангельского христианского университета

Год назад произошло событие, о котором университет мечтал долгие годы. Мечты эти, вначале бесплотные, постепенно обретали все более реальные очертания, пока, наконец, не осуществились, и стало ясно, что это был план Божий. Речь идет о магистратуре.

Календарный год – это срок, с одной стороны, небольшой, а с другой, - вполне достаточный, чтобы сделать выводы, подвести некоторые итоги. Все ли осуществилось, что было задумано? Какие направления развития определились за это время? Руководитель магистратуры Евгений Григорьевич Паланчук поделился тем, что удалось сделать за прошедший год, какой путь был пройден. Читать дальше…

Конференция “Христианство и университет” в СПБХУ

clip_image002

Международная научно-практическая конференция
приуроченная к празднованию 20-летия Санкт-Петербургского христианского университета



«Христианство и университет»

ПРОГРАММА КОНФЕРЕНЦИИ

4 ноября (четверг, актовый зал/библиотека)

Ведущий конференции: Беляев Александр Анатольевич, магистр богословия, и.о. проректора по учебной работе Санкт-Петербургского христианского университета.

10:00 — 10:15 ОТКРЫТИЕ КОНФЕРЕНЦИИ. (Актовый зал).

Негров Александр Иванович, доктор философии, ректор Санкт-Петербургского христианского университета (Санкт-Петербург).

10:15 — 10:45

Johannes Reimer, Doktor der Theologie, Professor Extraordinarius f?r Missionswissenschaften an der University of South Africa (UNISA), Dozent f?r Missiologie am Theologischen Seminar Ewersbach (Bergneustadt).

ДУХОВНОЕ ФОРМИРОВАНИЕ В ХРИСТИАНСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ

10:45 — 11:15

Бурлака Дмитрий Кириллович, доктор философских наук, профессор, ректор Русской христианской гуманитарной академии (РХГА) (Санкт-Петербург).

ХРИСТИАНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ГУМАНИТАРНОЙ СФЕРЕ: РОССИЙСКИЙ ОПЫТ

11:15 — 11:45

Алексеев Анатолий Алексеевич, доктор филологических наук, заведующий кафедрой библеистики на факультете филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета (Санкт-Петербург).

КАФЕДРА БИБЛЕИСТИКИ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ УНИВЕРСИТЕТЕ

11:45 — 12:15

Пшеничный Геннадий Ильич, доктор философии, ректор Кубанского евангельского христианского университета (Краснодар).

АНАЛИЗ ИСТОРИИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ЦЕРКВИ И БОГОСЛОВСКИХ ШКОЛ

12:15 — 13:00

James Coe, Doctor of Philosophy, Professor, Dean of Gainey School of Business, Spring Arbor University (USA).

THE COURAGE TO INTEGRATE BIBLICAL FAITH INTO A 21ST CENTURY UNIVERSITY CURRICULUM

13:00-14:00 - обед

14:00 — 14:30 (Актовый зал)



Johann Matthies, кандидат исторических наук, директор MBMSI EUROPE E.V., (Корнталь, Германия).

ИИСУС И МНОГООБРАЗИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КУЛЬТУР

14:30 — 15:00

Негров Александр Иванович, доктор философии, ректор Санкт-Петербургского христианского университета (Санкт-Петербург).

ВОПРОСЫ ЛИДЕРСТВА В СФЕРЕ ХРИСТИАНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

15:10 – 16:15 (Круглые столы)











Круглый стол

(библиотека)

руководитель: Шленкин Виктор Владимирович

«Кризис протестантского богословского образования на территории бывшего СССР»

Круглый стол

(актовый зал)

руководитель: Аликин Валерий Александрович



«Перспективы богословского образования в России и Евразии»
Вступительный доклад

Шленкин В.В. магистр богословия, преподаватель систематического богословия Санкт-Петербургского христианского университета (Санкт-Петербург).

УНИВЕРСИТЕТ В СУДЬБЕ ХРИСТИАНСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
Вступительный доклад

Аликин В.А., доктор философии, заведующий кафедры библеистики Санкт-Петербургского христианского университета (Санкт-Петербург).

ПЕРСПЕКТИВЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПАРТНЕРСТВА В РАЗВИТИИ ХРИСТИАНСКИХ ШКОЛ ЕВРАЗИИ

четверг, 21 октября 2010 г.

Задачи православного богословия в Украине на современном этапе

Данную статью я рекомендую прочитать всем, кто задействован в системе евангельского богословского образования, особенно ввиду того, что она написана православным богословом, митрополитом Владимиром. Желтым маркером текст выделен мной. Т”Д

http://orthodox.org.ua

Блаженнейший ВЛАДИМИР
Митрополит Киевский и всея Украины
Предстоятель Украинской Православной Церкви

Доклад на Х Международных Успенских Чтениях
(Киев, Святая София, Дом  Митрополита, 30 сентября 2010 г.)

Каждая историческая эпоха ставит перед Церковью свои задачи. Последние двадцать лет были особым периодом в жизни Украинской Православной Церкви. Изменился мир, в котором мы живем. И изменилась Церковь, которая с одной стороны, всегда сохраняет верность вечной истине Православия, а с другой – всегда ищет пути донести эту истину до своих современников.

Храмостроительство, христианская миссия, развитие церковных средств массовой информации – за последние десятилетия наша Церковь, ее священноначалие и духовенство уже привыкли к каждодневной и напряженной работе, когда сегодня нужно сделать больше, чем вчера, а завтра – больше, чем сегодня. В последние два десятилетия Украинская Православная Церковь уже не раз сталкивалась с ситуацией, когда возрождение церковной жизни требует от нас умножить свои усилия в том или ином направлении христианской миссии. Позволим себе привести несколько примеров. Церковь всегда занимается строительством храмов, но последние двадцать лет стали эпохой, когда ведется небывалая ранее храмостроительная деятельность. Церковь на протяжении столетий издает собственные журналы и газеты. Однако в последнее десятилетие происходит активное становление новых церковных средств массовой информации. Телеканал «Глас», православная церковная газета, официальный сайт Украинской Православной Церкви и Интернет-портал «Православие в Украине», православный журнал для отрочества «Отрок». Каждый из этих проектов имеет свою целевую аудиторию, решает собственные миссионерские задачи, ориентирован на особую методику ведения миссии. Однако все они объединены единой духовной задачей: содействовать воцерковлению современного человека, культуры и общества.

Волей Божественного Провидения, которое действует многоразличными путями, сегодня мы стоим в начале нового этапа нашей церковной жизни, когда особые усилия должны быть направлены на развитие богословия во всех формах его существования. Церковь всегда заботилась о развитии богословской мысли. Но сегодня существуют обстоятельства, свидетельствующие, что и Церкви, и церковным людям необходимо эту заботу увеличить многократно.

Богословие — одно из главных церковных призваний. Как свидетельствует апостол языков божественный Павел, все многообразие христианских призваний существует в Церкви и для Церкви. «И иных Бог, — пишет апостол в своем Первом Послании к Коринфянам, — поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, учителями; далее, иным дал силы чудодейственные, также дары исцелений, вспоможения, управления, разные языки» (1Кор.12,28). Как видим, богословие не упоминается здесь как отдельное церковное служение. Однако как опыт богооткровения и боговедения – богословие было и остается средоточием всех упомянутыми апостолом служений, подобно тому, как сердце, согласно мысли святых отцов, является средоточием человеческого организма.

Дары Святого Духа преподаются на общую церковную пользу (1Кор. 12,7). Таким образом, богословие как церковное призвание также существует в Церкви и для Церкви. Богословие немыслимо вне Церкви. Оно также не может быть «частным делом» христианина. Богословие — дело кафолическое и литургическое, это литургия, или «общее дело» всей церковной полноты.

Сегодня часто говорят, что богословие имеет своим истоком опыт церковной жизни богослова или общины. Но в слове «опыт» всегда скрыта возможность для субъективности, которой не должно знать богословие. Ведь при всей общезначимости для нас, православных христиан, опыта церковной жизни, каждый имеет свои особенные переживания, мысли, интерпретации пережитого опытно. Именно поэтому необходим надежный фундамент для христианской жизни каждого верующего вообще и богослова особенно.

Такой объективный фундамент один — это личная встреча со Христом в таинстве Евхаристии. Богословие должно рождаться от Причастия, от личного прикосновения каждого богослова к этому средоточию церковной христианской жизни. Богословы также призваны и создаваемое ими приносить как дар Господу, духовно представляя все написанное пред лицом Воскресшего. Богословие должно быть освящаемо в Церкви так же, как и вся христианская жизнь. Мы — «жертва живая» на «словесной службе», на логосном жертвоприношении. И богословы должны понимать свое служение как дар и жертву. Ясно, что такое возможно, только если это богословие подлинно, а не формально, существует в Церкви и для Нее.

Потому богословие должно быть именно таким подлинным приношением, как и приносимые на жертвенник хлеб и вино. Как дар Господу, богословие должно быть чистым от всякой скверны. Бог дает богословам прекрасные таланты — и разум, и способность к творчеству, и умение созерцать, и знание языков. Такими же прекрасными должны быть и приобретаемые богословами таланты, поскольку, в конце концов, они приносятся Господу.

Итак, богословие имеет вечный источник и существует вне суетной жизни мира сего, пребывает в покое и мире евхаристического собрания, в самой сердцевине церковной жизни. Поэтому и реформа церковного образования, и аккредитация богословия как научной дисциплины органами государственной власти, и новые возможности для присутствия богословия в университетах или в научном дискурсе — это лишь внешние поводы для развития богословской мысли. Подлинная же причина такого развития только одна — это Господь, подающий многоразличные дары Церкви как евхаристическому собранию.

Возрождение православного богословия должно стать одной из приоритетных задач развития нашей Церкви. И усилия, прикладываемые нами к выполнению этой задачи должны быть не меньшими, чем уделяемые нами сегодня храмостроительству или развитию церковных средств массовой информации. К такому выводу нас приводят три важных соображения.

Во-первых, верующие нашей Церкви зачастую имеют высшее образование, и, как правило, у них есть потребность в богословских знаниях. Церковь должна адекватно ответить на эту потребность. В этом направлении должна вестись ежедневная и систематическая работа. Нужны качественные богословские публикации и книги, специальные образовательные программы, телевизионные передачи, богословские журналы и интернет-издания.

Во-вторых, сегодня мы должны показать и государству, и университетским профессорам, что богословие является высокоразвитой академической наукой. Наукой, которая имеет не меньшее право на аккредитацию, чем философия или психология, культурология или история, литературоведение или языкознание. Да, богословие не похоже на физику или математику, где можно достичь строго доказательного знания. Предмет богословия – это, с одной стороны, Тайна, а с другой — индивидуальные события, произошедшие в истории. Но аналогично и предметы изучения гуманитарных наук являются такими, что в гуманитаристике невозможно достичь такой строгости, которая существует в физике или математике. Тем не менее, гуманитарные науки признаются как научное знание. Тем более таковым должно признаваться богословие, которое есть не менее научно организованный дискурс, чем философия или литературоведение. Можно даже сказать, что у богословия более строгая научная методология, чем у большинства гуманитарных наук. Это значит, что мы можем и должны защищать право богословия на аккредитацию в качестве научной специальности.

В-третьих, современное общество, а в особенности интеллектуальная и политическая элита, стремятся сегодня знать социальное учение Церкви касательно всех проблем, возникающих в современной жизни. Поэтому одной из актуальных задач православного богословия в Украине сегодня является развитие и популяризация социального учения Церкви. Времена, когда главным средством в решении этого вопроса была проповедь с церковного амвона – прошли. Задачей современного богослова является как разъяснение, так и развитие социального учения Церкви. Современность нуждается в динамичном, но вместе с тем глубоком, православном осмыслении проблем жизни общества. Поэтому православные богословы должны сегодня уделять особое внимание социальной проблематике, а церковные и светские средства массовой информации – предоставить нашим богословам возможность донести свои мысли и мнения обществу.

Итак, мы должны развивать богословскую мысль ради масштабного христианского просвещения, ради полноценного присутствия богословия в университетском образовании и научном дискурсе, ради разъяснения нашего церковного социального учения общественной элите, которая сформировалась в Украине. Богословы Украинской Православной Церкви должны решать эти задачи как сообщество единомышленников, а Церкви и церковным меценатам следует всячески помогать этому сообществу.

Некоторые важные начинания для будущего богословского развития уже существуют. Инициатива любящих богословие преподавателей превратила за последние годы «Труды Киевской Духовной Академии» в полноценный научный журнал, о котором с одобрением отзываются не только в среде церковной интеллигенции, но и в кругах светской академической науки. Издательский отдел совместно с Киевской Духовной Академией начал публиковать научные труды наших кандидатов богословия, и об этих книгах уже имеются прекрасные отзывы со стороны историков, культурологов, философов. В этой связи следует особо отметить книгу преподавателя КДАиС протоиерея Олега Кожушного «Преподобный Роман Сладкопевец и византийская гимнография». Высокий научный уровень последних номеров «Трудов Киевской Духовной Академии» и монография протоиерея Олега Кожушного вселяют надежду, что традиции киевской богословской школы живы, и будут восприняты и развиты молодым поколением богословов и священнослужителей Украинской Православной Церкви.

Отдельного упоминания достойна и работа «Духа и литеры» – киевского университетского издательства, которое является соучредителем Успенских чтений и уделяет существенное внимание изданию богословских книг, специализируясь, в частности, на переводной литературе в этой области. Читательская аудитория «Духа и литеры» – это преимущественно гуманитарная интеллигенция, преподаватели и студенты крупнейших университетов страны. Поэтому нам особенно отрадно, что целый ряд книг, выпущенных издательством, являются своеобразным «введением в христианство», и могут послужить делу христианизации и воцерковления отечественной интеллектуальной элиты.

В этой связи хочется особо упомянуть труды митрополитов Каллиста (Уэра), Иоанна (Зизиуласа), Филарета (Вахромеева), Илариона (Алфеева), Георгия (Ходра), Ярослава Пеликана, священников Бориса Бобринского, Владимира Зелинского и Михаила Аксёнова. Важными для понимания современного богословия являются книги кардинала Вальтера Каспера и архиепископа Роуэна Уильямса. Богословские труды, опубликованные издательством «Дух и литера» способствовали созданию той атмосферы терпимости и заинтересованного диалога, в которой стала возможна дискуссия о признании государством специальности богословия как научной дисциплины. Сборники докладов ежегодных Успенских чтений стали зримым символом сотрудничества Церкви и научного сообщества, богословия и философии, Академии и Университета.

Теперь о наших конкретных задачах в различных областях богословской науки.
Особого внимания требует библеистика, где сегодня задают высокую планку католические и протестантские исследователи. Чтобы приобрести полноценный научный авторитет в этой области, православным богословам необходимо создавать фундаментальные монографии. Вместе с тем, состояние отечественной библеистики можно назвать критическим, и надеяться на успех здесь можно лишь при наличии систематических усилий. В некоторых церковных кругах сегодня принято с тотальным недоверием относится ко всем достижениям западной библеистики. Такие стереотипы необходимо изживать. Следует, отметить, что современная западная библеистика уже давно отказалась от былого гиперкритицизма и ориентируется сегодня на более традиционные подходы ко Священному Писанию. Вместе с тем, пользуясь достижениями западной библеистики, православный богослов не должен терять живой связи с церковным преданием и традицией православного богословствования.

В области патристики украинские богословы могли бы выступить создателями «Патрологии», которая охватила бы весь период творчества святых Отцов. Существующие сегодня православные учебники по патрологии останавливаются, как правило, на анализе наследия каппадокийцев. А ведь эпоха патристики продолжалась и далее, и необходимо создание полноценных учебников, в которых бы анализировались святые отцы и церковные писатели, творившие не только до, но и после каппадокийцев. Таким образом, насущной богословской задачей является создание отечественными богословами многотомного фундаментального учебника Патрологии, который бы охватил материал от мужей апостольских до преп. Иоанна Дамаскина. А значительно повысить научную ценность такого труда могло бы и включение в нее анализа творчества византийских святых отцов до патриарха Геннадия Схолария включительно. Взяв за образцы в формальном отношении многотомные классические издания по истории философии, мы можем и должны создать учебники, которые бы действительно, с одной стороны, были безукоризненно православны, а с другой – полностью соответствовали мировым научным стандартам.

Систематические усилия требуются в области социального учения Церкви как богословской дисциплины. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл постоянно акцентирует внимание на необходимости популяризации Основ социальной доктрины РПЦ, одним из авторов которой он является. Об этом же неоднократно говорил и Предстоятель Украинской Православной Церкви. Тем не менее, до сих пор работа отечественных богословов в этой области остается малорезультативной. Отсутствуют соответствующие учебники, научные монографии, недостаточным является количество и качество публикаций, освещающих социальное учение Церкви в богословских и церковных изданиях. А ведь социальная доктрина разрабатывается Православной Церковью не для того, дабы просто заявить о ее наличии в ответ на то, что аналогичное учение существует в других Церквах. Социальное учение – это ответы Церкви на самые насущные вопрошания современного человека. И этот самый человек зачастую не слышит наших ответов на свои вопросы. Почему? Ответ неутешителен. Если голос Церкви не слышен, значит, наши усилия по популяризации и разъяснению социального учения Церкви должны быть признаны недостаточными.

В области догматики также возможно и необходимо сделать многое. В девятнадцатом веке лучший многотомный труд – «Опыт Православного догматического богословия» — был создан в Киеве Преосвященным епископом Сильвестром (Малеванским). В двадцатом веке было несколько интересных попыток создать такое изложение православного догматического богословия, которое было бы по своему характеру не схоластическим, а святоотеческим. Хотелось бы особенно выделить «Православную догматику» отца Думитру Станилоае, которая написана в научном стиле и близка по своему духу к творчеству преп. Максима Исповедника. Также интересна «Догматика Православной церкви» преп. Иустина (Поповича), которая поэтична, как творения святых Романа Сладкопевца и Ефрема Сирина. К сожалению, не осуществили своих замыслов по написанию подобных трудов отец Георгий Флоровский и Владимир Лосский. Сегодня украинские богословы могли бы создать новое многотомное изложение православной догматики, учитывающее достижения православного богословия двадцатого столетия.

Отдельно хотелось бы подчеркнуть необходимость интенсификации исследований в области экклесиологии. Всем нам известны проблемы украинского православия, поэтому необходимость особого внимания к глубокому пониманию православной экклесиологии – это требование самой жизни.

Особого внимания требуют также такие актуальные для современного сознания сферы исследования как христианская антропология и богословие культуры. По словам митрополита Каллиста Уэра, главной проблемой для богословия двадцать первого столетия будет развитие православной антропологии. Эпоха непрекращающегося антропологического кризиса нуждается в православном благовестии о том, что человек не только сотворен «хорошо весьма» (Быт.1,31) но действительно является образом Божиим — как бы он реально ни был далек от богоподобия. Развитие православной антропологии в двадцать первом столетии возможно благодаря достижениям православного богословия двадцатого столетия в области экклесиологии. Также и современная философия, отвергающая метафизику Модерна и ограниченный рационализм Просвещения, интересуется только человеком как личностью, творящей вокруг себя мир культуры или же скатывающейся к деструктивной деятельности. Православное богословие может и должно вступить в диалог с философской антропологией, явить в новой форме вечную истину как о подлинном призвании человека, так и страшную правду о корнях антропологического кризиса в греховных наклонностях человека. От антропологий эссенциальной или экзистенциальной, коллективистской или индивидуалистической, человечество должно перейти к антропологии персоналистичной и диалогичной. Тогда в глубинах личности возможно будет новое открытие человеческой богообразности и снова станет востребованным понимание человека как существа подлинно общающегося с Богом и другими.

Осознание христианским персонализмом человека, как существующего подлинно только в «кенонии», откроет и возможность для позитивного богословия культуры в двадцать первом столетии. Культура как пространство общения есть условие возможности существования человека как существа, созданного для «кенонии». Не только семья возникла из того факта, что «не хорошо быть человеку одному» (Быт.2,18). Но и общество и культура. Всестороннее развитие православной антропологии неизбежно приведет к выводу о том, что зримая общественная культура есть преддверие культуры невидимой, культуры Духа, культуры Церкви Небесной. А общество в целом есть предвосхищение Царства Божьего. Понимание высоты призвания человека, культуры, общества должно вразумить человечество, обратить его к христианскому способу бытия.

В области апологетики православное богословие сегодня призвано к полноценному диалогу со светской наукой. Нам нужна новая апологетика – апологетика, рождающаяся в живом диалоге. Науки развиваются столь стремительно, что, только лишь непосредственно зная их сегодняшнее состояние, будет возможно формировать такие богословские концепции, к которым ученые отнесутся с должным вниманием. Иначе могут иметь место ситуации, когда священник критикует за ограниченность, например, те варианты научных теорий эволюции, которые существовали в девятнадцатом веке или в начале-середине двадцатого. Между тем знания биологов в области, относящейся к эволюционной теории, за последнее десятилетие удвоились. Мы можем не принимать эволюционной теории, но мы должны рассуждать при этом о современной ее версии, а не о теориях прошлых веков.

Наиболее, однако, выигрышным направлением современной апологетики, может быть диалог с современной философией. Идеи Просвещения и секуляризации уже не являются сегодня магистральными для современной философии. Многие философы заявляют о своей открытости к религиозным теориям и практикам. Более того, в борьбе за человеческое в человеке многие современные философы обращаются к христианскому наследию. Таким образом, полноценный диалог философии и богословия возможен как никогда ранее. И ответственность за судьбу этого диалога лежит, прежде всего, на людях Церкви, которые должны знать современные науку и философию не хуже самих ученых и философов. Существенную помощь в деле воцерковления ученого или философа может оказать церковный собеседник. Но для того, чтобы он был услышан и принят собеседником-ученым, православный богослов-апологет должен не только обладать прекрасным богословским образованием, но и быть широко эрудирован. Мы должны понять и принять потребность ученых в такого рода богословах-апологетах. Философы и ученые действительно готовы к содержательному диалогу, и мы должны сделать все, чтобы этот диалог состоялся и был плодотворен.

Наконец, особой задачей для православного богословия в Украине является изучение собственной богословской традиции. Увы, многие сочинения богословов, творивших на территории Украины, до сих пор не изданы и не изучены. До сих пор не написана и история отечественного православного богословия, которая отметила бы как достижения, так и ошибки на путях развития отечественной богословской мысли. Необходим особый издательский проект как для публикации сочинений богослов, творивших в Украине, так и для написания истории православного богословия в Украине.

Памятуя о величайшей ответственности богослова, о возрастающей общественной и антропологической потребности в развитии богословия, Церковь сегодня осознает свою ответственность за то, чтобы качественно новая страница в истории богословия не осталась в области чаемого, но стала реальностью. Православное богословие двадцать первого века в Украине должно стать той закваской, которая преобразит мировоззрение народа и общественной элиты, ученых и философов, верующих и священников, учащих и учащихся. И да благословит нас в этих начинаниях Господь Иисус Христос – единый истинный Учитель Церкви и человечества!

Богословие – дар Святого Духа и общецерковное дело. Поэтому призвание и служение богослова требует не только личного усилия, но общецерковной молитвы и поддержки. Мы должны беречь и возгревать этот дар. Должны общей молитвой и трудом найти способ решить стоящие сегодня перед Церковью насущные задачи. Размышляя и трудясь над богословскими задачами, мы должны помнить, что богословие – священно, и требует от нас освящения, святости жизни, желания до конца, полностью отдаться в руки Бога Живого, Который есть Альфой и Омегой всякого богословствования, всякого подлинного богословского опыта.

вторник, 19 октября 2010 г.

Дом Лютера в Айзенахе переоборудуют в педагогический музей

http://www.blagovest-info.ru

Дом Мартина Лютера в Айзенахе переоборудуют в педагогический музей к 500-летней годовщине начала немецкой Реформации (к 2017 году).

Как сообщили представители Евангелической Церкви Центральной Германии, здание планируется значительно расширить. По предварительным подсчетам, строительные работы обойдутся в 2,4 млн. евро. Четверть этой суммы намерена выплатить Евангелическая Церковь Центральной Германии.

Дом Лютера – одно из старейших фахверковых зданий в Айзенахе. Считается, что в этом доме, принадлежавшем семье Котт, будущий реформатор жил еще школьником, с 1498 по 1501 год.

суббота, 16 октября 2010 г.

В Украине узаконили слежку за интернет-пользователями

http://dailyit.info

Закон О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Украины относительно противодействия распространению детской порнографии сегодня вступил в силу. Скандальный документ, известный также как закон 404, опубликован в газете Голос Украины.

Этим законом вносятся изменения в Уголовный кодекс, Закон о телекоммуникации и Закон о защите общественной морали. В общем, не будем вдаваться в дебри законодательства, а только лишь прочитаем одно из положений. «Операторы и провайдеры телекоммуникаций теперь обязаны на основании решения суда ограничить доступ своих абонентов к ресурсам, через которые распространяется детская порнография».

Вроде как ничего страшного. Но вот еще положение: «Операторы и провайдеры должны сохранять и предоставлять информацию о соединениях своего абонента». Здесь не ограничен, по-видимому, ни срок хранения приватной информации пользователей, ни то, какая именно информация может быть передана властям.

Многие специалисты считают, что сейчас очень слабо прописана норма о порядке предоставляения информации про соединение абонента интернет-провайдера и сроки хранения такой информации. Но, пока суд да дело, думаю, много воды утечет. Кстати, этот закон получил в народе название «Закон 404». Название пошло и от количества проголосовавших депутатов, и от известной странички «404».

Кабмин обнародовал решение об отмене платных услуг в ВУЗах

http://www.osvita.org.ua

Кабинет министров Украины на заседании 12 октября изменил постановление №796 от 27 августа 2010 года "Об утверждении перечня платных услуг, которые могут предоставляться учебными заведениями, другими учреждениями и заведениями системы образования, принадлежащими к государственной и коммунальной форме собственности", изъяв ряд положений.

Текст соответствующего постановления №939 "О внесении изменений в постановление Кабинета министров Украины от 27 августа 2010 г. №796" размещен на Правительственном портале.

В частности, правительство отменило платные услуги за проведение пробного внешнего независимого оценивания, осуществление учебным заведением итогового контроля во время перевода в соответствии с законодательством студента, курсанта из одного учебного заведения в другое в случае наличия отличий в учебных планах по направлению подготовки или специальности, по которым студент, курсант учился ранее, и учебных планах по направлению подготовки или специальности, по которым студент, курсант будет учиться.

Это касается перечня дисциплин, объема часов или форм итогового контроля во время изучения одинаковых дисциплин, содержания дисциплины, по которой студент, курсант был оценен по предыдущему месту учебы, и соответствующей дисциплины учебного плана, по которому студент, курсант будет учиться, восстановлении на учебу студента, курсанта, который был отчислен, при условии самостоятельного изучения им дисциплин (предметов).

Также Кабмин изъял из постановления №796 положение об оплате проведения лабораторных занятий для студентов, курсантов в случае, когда такие занятия пропущены без уважительных причин, а также за предоставление в пользование документов из читальных залов и отделов хранения фондов сверх установленных учебными заведениями сроков, в частности в нерабочее время (вечерние и ночные часы, выходные, праздничные дни, каникулы), изъятий и реализации части библиотечного фонда, который не используется, дублетных документов, предоставления в пользование документов на залоговой и компенсационной основе (в случае обслуживания пользователей, которые не учатся и не работают в соответствующем учебном заведении.

Кроме того, не будет оплачиваться выдача архивных справок, выписок из учебных планов, административных справок лицам, которые уезжают за границу.

среда, 13 октября 2010 г.

Newsletter for Evangelical Theological Faculty (Leuven, Belgium): Autumn 2010

[gview file="http://dyatlik.net/download/NewsletterAutumn2010.pdf" save=1]

Християнська конференція Media Mobilization

13-14 листопада 2010 року у м. Ірпінь (Київська область) для християн різних деномінацій та конфесій відбудеться конференція з медіа.

Проект реалізовується за ініціативи Спілка молодих християн України та Асоціація «Духовне відродження», у партнерстві з Асоціацією інтернет-євангелістів.

Захід збере журналістів, блогерів, інтернет-активістів, студенти журналістських факультетів ВНЗ України, працівників церковних прес-центрів, лідерів християнських служінь. Очікується, що Media Mobilization збере біля 120 зацікавлених осіб.

Media Mobilization дозволить зустрітися один з одним професіоналам і аматорам з різних галузей. Перші зможуть акумулювати, сформулювати і презентувати свої досягнення, а другі - отримати рідкісні і прикладні знання з різних сфер. Не менш важливою стане можливість у неформальній обстановці обмінюватися досвідом, продовжувати дискусії і налагоджувати контакти.

Проведення конференції стане відправною точкою у формування руху інтернет-євангелістів, та фахових християн-журналістів.

Оскільки в країні стрімко зростає рівень проникнення інтернету, основний акцент буде зроблений на інтернет-журналістиці та використанні соціальних медіа. Згідно досліджень агенції InMind у жовтні цього року, в Україні налічується 12,9 млн. регулярних користувачів Інтернету у віці 15 років і старше. 8,3 млн. Інтернет-користувачів проживають у великих містах і містах з чисельністю населення більше 50 тис. чоловік.

Media Mobilization матиме чотири тематичних блоки:

- інноваційне благовістя. Розглядатимуться конкретні проекти, ідеї, кампанії, що успішно реалізовані християнами через традиційні та нові медіа. Мета – показати віруючим інноваційні методи у місіології церкви.

- мобілізація та лобіювання. Блок присвячено методології, алгоритмам та інструментам організації громадських кампанії, ініціатив, що покликані призвести до конкретних змін у державі. Розглядатимуться приклади використання інтернет-технологій для здійснення впливу на суспільство, медіа та політиків.

- професійне зростання. Цей блок буде присвячений конкретним аспектам журналістської діяльності, покращення навиків та здібностей журналіста. Спікери ділитимуться про фахове проведення інтерв’ю, журналістських розслідувань, роботи з джерелами інформації, репортажі, аналітичні матеріали тощо.

- тренди та виклики сучасності. Це програмна частина конференції. Запрошені філософи, історики, соціологи розкажуть учасникам про специфіку часу, в якому живе християнська церква, які тренди панують у світі та які виклики повстали перед сучасним християнством.

Під час конференції водночас відбуватимуться 3-4 сесій (презентації, доповіді, дискусій тощо), кожна тривалістю близько 40 хвилин. Протягом всього заходу буде близько 30 презентацій. Учасники самі обирають сесії і теми, які їх найбільше цікавлять та які хочуть відвідати.

Серед запрошених спікерів:

  • народний депутат України Павло Унгурян;
  • блогер, народний депутат Леся Оробець;
  • блогер, керівник департаменту з маркетингу мережі ДЦ Україна Ігор Дідок;
  • генеральний директор PR-агенції Mainstream Communication & Consulting Олег Гавриш;
  • віце-президент Асоціації «Духовне відродження», доктор філософських наук Михайло Черенков;
  • спеціальний кореспондент газети «Коммерсант-Україна» Олег Гавриш;
  • кореспондент газети «Коммерсант-Україна» Ірина Миронова;
  • кореспондент газети «Коммерсант-Україна» Вероніка Гаврилюк;
  • керівник всеукраїнської молодіжної організації Фундація регіональних ініціатив, помічник народного депутата Віталій Шабунін;
  • політичний оглядач, аналітик Ярослав Юрчишин;
  • кандидат філологічних наук, докторант інституту журналістики КНУ ім. Т. Шевченка Максим Балаклицький;
  • президент Асоціації Новомедіа Руслан Кухарчук;
  • редактор Релігійно-інформаційної служби України, блогер Олена Кулигіна;
  • президент Асоціації інтернет-євангелістів Григорій Габдієв;
  • віце-ректор Донецького християнського університету, кандидат історичних наук Олена Панич;
  • блогер, засновник Академії блогослов’я Микола Малуха;
  • медіа-експерт, викладач Академії блогослов’я Даниїл Малуха;
  • керівник інформаційного відділу Донецького об’єднання ЄХБ Людмила Деревянкіна .

Выбрось диплом на свалку

Автор: Марина ОСИЙЧУК,
рисунок Игоря ЛУКЬЯНЧЕНКО
http://mycityua.com

Ученые Киевского экономического института подсчитали, что дипломированные специалисты в Украине зарабатывают лишь на 20% больше тех, кто университетов и институтов не заканчивал

Это один из самых низких показателей в Европе. Почему у нас так низко ценят образованных людей, разбиралась «Газета…»

Высшее образование в Украине перестает быть чем-то особенным. В обществе сложился стереотип – не поступил в вуз, значит неудачник. Хотя, поступая на ту или иную специальность, мало кто задумывается, а найдет ли в жизни применение, полученным знаниям. Главное – цель: получить диплом. За последние 20 лет поступать в вузы стало вдвое больше украинцев. Если в 1990/91 годах из 600 тысяч выпускников школ и ПТУ в вузы поступили лишь 174 тысячи, то в этом – из 500 тысяч выпускников студентами университетов, академий и институтов стали 370 тысяч.
Экономист Киевского экономического института Анна Вахитова изучает социальные проблемы экономики переходного периода, в том числе и влияние на экономику процессов, которые происходят в сфере образования. Анна считает, что одна из главных причин того, что зарплата дипломированных специалистов немногим отличается от заработков работяг – переизбыток образованных людей.

– Труд дипломированных специалистов обесценивается, потому что существует дисбаланс между спросом и предложением, – объясняет Анна Вахитова. – Сейчас в Украине дефицит людей рабочих специальностей, но выпускники школ рвутся в вузы. Хотя уже сейчас людям с профильным образованием предлагают зарплаты такие же, а иногда даже выше, чем дипломированным специалистам. Выпускникам же вузов, которые не смогли найти работу по специальности, приходится устраиваться туда, где их высшее образование никому не нужно. 11% украинцев вообще работают не по специальности, у 20% – уровень образования выше занимаемой должности, а около 6% выполняют работу, для которой нужен более высокий уровень образования.

Еще одна причина такой низкой отдачи от высшего образования – тарифная сетка. Хоть она и существует формально только в государственном секторе, но оказывает значительное давление на рынок труда. Например, на государственном предприятии не могут поставить зарплату слесарю больше, чем, скажем, инженеру. Даже если слесарей катастрофически не хватает, а инженеров – пруд пруди.

– Но в России такая же ситуация, тем не менее там человек с университетским дипломом получает на 33% больше, чем тот, у кого его нет.

– Любопытно, но еще в 1991 году в России отдача от образования была ниже, чем у нас (к слову, у нас с 1991 года она практически не изменилась). Ученые исследовали, за счет чего произошел такой рост. Ведь доля занятых на рынке труда людей с высшим образованием в обеих странах примерно одинакова. Так вот: коллеги пришли к выводу, что причины – в спросе. То есть у нас недостаточный спрос на образованный персонал. Плюс – высокие выплаты при увольнении, более низкая мобильность труда (заставьте безработного киевлянина поехать работать, скажем, в Донецк).

Поэтому, пока спрос на рынке труда на таких специалистов не вырастет, пока не образуется критическая масса работодателей, готовых платить больше персоналу с дипломом, отдача от образования так и будет низкой.

– А в Южной Африке за счет чего дипломированный специалист получает аж на 76% больше?

– Там острый спрос на специалистов с высшим образованием, больше доверия к качеству образования, полученного их специалистами. Продуктивность труда образованных людей гораздо выше. Кстати, то, что у нас нет такого расслоения между образованными и необразованными людьми, может говорить еще и о качестве нашего образования. Хотя я не встречала серьезных работ, которые оценивали бы качество украинского образования, но взятки уже стали притчей во языцех. При всех условностях мировых рейтингов университетов, лучшие украинские вузы входят во вторую тысячу, а, например, хорватские – в первые пять сотен, чешские – в первые две сотни. Кроме того, зачастую подготовка в наших вузах слишком теоретизирована, оторвана от жизни.

– Что же делать?

– Скажем, усилить отбор в вузах. Например, в Бельгии на бакалавров берут без экзаменов, но после первой сессии из 600 студентов могут оставить 200 самых способных. У нас сейчас, по сути, отбор без отбора – на контракт берут практически всех желающих, потому что учебному заведению нужно как-то выживать (как финансируется у нас образование, всем известно), и контрактников будут тянуть до конца, потому что они платят деньги. Претенденты же на бюджетные места во время вступительных экзаменов зачастую проходят отбор не по качеству знаний, а по родительским кошелькам. Да и потом, в процессе учебы, пробелы в знаниях легко устраняются с помощью денег. О чем говорить, если у нас метро завешано рекламой: «Мы поможем вашему ребенку в учебе. Широкий выбор дипломных и курсовых работ, рефераты по любой теме». Ну в какой цивилизованной стране мира подобное увидите? У меня год уходит, чтобы объяснить студентам, что нет смысла списывать, что чужую мысль нужно брать в кавычки.

Только цифры

  • Жители столицы зарабатывают на 30% больше, чем в среднем украинцы.
  • В частных фирмах зарплаты на 24% больше, чем в государственных.
  • А украинские женщины получают на треть меньше, чем мужчины.

Где образованным платят больше всего?

Самая большая разница в зарплатах между дипломированными и недипломированными специалистами – в сфере обслуживания, на втором месте – промышленность, на третьем – социальный сектор (медицина, образование). Самая же низкая отдача в сельском хозяйстве.

А как у них

На сколько процентов дипломированный специалист получает больше, чем недипломированный

вторник, 12 октября 2010 г.

Егор Бычков - борец с наркотиками

Очень показательный судебный процесс происходит сейчас в России над Егором Бычковым. Сразу же в связи с этим вспоминается сериал “Меч”. Интересно, это частный случай или же начало тенденций? Т”Д

http://za-egora.ucoz.ru/

Приговор Егору Бычкову вынесен: 3,5 года строгого режима. Егор сделал то, о чём многие только мечтают. Но боятся осуществить. В свои 18 лет он начал активно бороться за правду. Бороться против Системы наркоторговли, в которую вовлечены и бандиты, и прокуроры, и сотрудники МВД, и многие другие. И теперь, по прошествии 4 лет борьбы, Система хочет его уничтожить. Наша общая задача - ПОМЕШАТЬ ЭТОМУ.

Евгений Ройзман пишет: "Суд посчитал доказанным четыре эпизода похищения человека и одно удержание. По факту, это было доставление наркомана по просьбе родителей (и по официальному договору заключенному с ними) из дома в реабилитационный центр. Именно за четыре таких эпизода и одно удержание (кто-то пытался пойти колоться, а Егор не отпустил), именно за эти четыре факта - суд приговорил Егора Бычкова к трем с половиной годам строгого режима.

Все остальные обвинения, побои истязания, и прочая туфта, были слеплены настолько грубо, что суд не принял это во внимание и по всем этим эпизодам Егора оправдали. Обстановка, конечно, гнетущая. Все поняли, что произошло. Егор держался очень мужественно и спокойно. Понятно, что его никто не оставит. Сейчас все взвесим, осознаем и начнем действовать. Все еще только начинается. Всем спасибо за поддержку!"





суббота, 9 октября 2010 г.

Роман Соловий об OCI Institute for Excellence

DSC02782 5-8 жовтня на базі Української Євангельської Богословської Семінарії (м. Київ) відбувся черговий Інститут підвищення кваліфікації, організований відділом розвитку лідерства організації Overseas Council International. В роботі Інституту традиційно беруть участь керівники євангельських богословських навчальних закладів пострадянського простору, богослови, лідери деномінацій. Читати всю статтю…

четверг, 7 октября 2010 г.

Взаимоотношения между семинарией и церковью: OCI Institute for Excellence”, 3-ий день

УЕСБ, Киев, Украина
7 октября 2010, четверг
3-ий день Института
by Taras N. Dyatlik



9:45-10:45 Пшеничный Геннадий Ильич


http://www.kecu.ru/personal/index.php

Доклад на тему “Создание культуры диалога между семинарией и церковью”.

То, что мы сегодня поднимаем этот вопрос, говорит, как минимум о том, что, несмотря на все наши усилия отождествлять учебные заведения с церковью, между ними остается некий разрыв, или же, сказать мягче, некая дистанция. Ситуация это естественная, потому что школа не есть церковь. Это две разные единицы. А раз это две разные единицы, то между ними всегда будет дистанция. Дистанция есть даже между мужем и женой, хотя Писание и называет их «одна плоть». Тем более между богословской школой и церковью. Вопрос больше в том, чтобы эта дистанция была рабочей, т.е., чтобы с одной стороны имели достаточную свободу, а с другой стороны присутствовал элемент взаимозависимости, при котором можно было бы объединять усилия для достижения совместных целей.

О том, как выдержать эту «рабочую» дистанцию, как выстраивать правильные взаимоотношений между церковью и богословскими школами или же, как звучит название доклада, как формировать атмосферу диалога, мы и продолжаем говорить сегодня.

На самом деле, необходимо отметить, что ситуация сегодня в целом выглядит несколько лучше, чем, скажем, 10 лет назад. Кажется, что на сегодняшний день осознание необходимости в христианском образовании в церкви больше, чем было несколько лет назад. (Именно христианском, не богословском). Кроме того, ожидания церкви от богословских школ сегодня более реалистичные. Школы также со своей стороны сегодня больше осознают необходимость в ведении диалога с церковью, готовы прислушиваться к пожеланиям церкви и пытаться отвечать на сегодняшние нужды церквей. Божье водительство видно в том, что, независимо друг от друга мы приходим к тем же самым выводам и делаем похожие шаги для улучшения ситуации.

Тем не менее, вопросов об улучшении взаимодействия между церковью и школой еще остается много. В своем докладе я попытаюсь предложить несколько элементов, которые, на мой взгляд, могут содействовать укреплению взаимоотношений и более тесному взаимодействию церкви и богословских школ. На самом деле ? это те тенденции, которые в большей или меньшей степени уже имеют место в большинстве школ и нам нужно лишь усиливать движение в этом направлении. Читать весь доклад…

DSC04560 11:15-12:15 Тренинг через диалог: роль семинарии в развитии христианского лидерства. Круглый стол лидеров церквей.


За “круглым столом” для обсуждения вопросов отношений между семинарией и церковью собрались следующие лидеры (слева направо): Александр Григорьевич Капустин (пастор, г. Светлогорск, Беларусь), Алексей Алексеевич Демидович (национальный епископ союза “Церковь Божья Украины”, старший пастор церкви “Добрая весть” г. Славянск), Петр Вальтерович Мицкевич (заместитель президента РС ЕХБ по образованию, пастор, ректор Московской богословской семинарии), Виктор Николаевич Вознюк (завотделом образования Церкви ХВЕ Украины).

14:45-15:25 Сергей Намесник


DSC02820 Ректор Теолого-педагогического колледжа, г. Кишинев, Молдавия. Доклад на тему “Тренинг через диалог: может ли семинария идти к церкви?”

15:25-16:00 Олег Шербан


DSC02787 Студенческий декан Кубанского евангельского христианского университета (http://kecu.ru). Доклад на тему “Тренинг через диалог: case study – Кубанский евангельский христианский университет”.

Созидание культуры диалога между семинарией и церковью \ Геннадий Пшеничный

Доклад Геннадия Пшеничного, ректора Кубанского евангельского христианского университета, на OCI Institute for Excellence, 7 октября 2010, четверг.

Введение


То, что мы сегодня поднимаем этот вопрос, говорит, как минимум о том, что, несмотря на все наши усилия отождествлять учебные заведения с церковью, между ними остается некий разрыв, или же, сказать мягче, некая дистанция. Ситуация это естественная, потому что школа не есть церковь. Это две разные единицы. А раз это две разные единицы, то между ними всегда будет дистанция. Дистанция есть даже между мужем и женой, хотя Писание и называет их «одна плоть». Тем более между богословской школой и церковью. Вопрос больше в том, чтобы эта дистанция была рабочей, т.е., чтобы с одной стороны имели достаточную свободу, а с другой стороны присутствовал элемент взаимозависимости, при котором можно было бы объединять усилия для достижения совместных целей.

О том, как выдержать эту «рабочую» дистанцию, как выстраивать правильные взаимоотношений между церковью и богословскими школами или же, как звучит название доклада, как формировать атмосферу диалога, мы и продолжаем говорить сегодня.

На самом деле, необходимо отметить, что ситуация сегодня в целом выглядит несколько лучше, чем, скажем, 10 лет назад. Кажется, что на сегодняшний день осознание необходимости в христианском образовании в церкви больше, чем было несколько лет назад. (Именно христианском, не богословском). Кроме того, ожидания церкви от богословских школ сегодня более реалистичные. Школы также со своей стороны сегодня больше осознают необходимость в ведении диалога с церковью, готовы прислушиваться к пожеланиям церкви и пытаться отвечать на сегодняшние нужды церквей. Божье водительство видно в том, что, независимо друг от друга мы приходим к тем же самым выводам и делаем похожие шаги для улучшения ситуации.

Тем не менее, вопросов об улучшении взаимодействия между церковью и школой еще остается много. В своем докладе я попытаюсь предложить несколько элементов, которые, на мой взгляд, могут содействовать укреплению взаимоотношений и более тесному взаимодействию церкви и богословских школ. На самом деле ? это те тенденции, которые в большей или меньшей степени уже имеют место в большинстве школ и нам нужно лишь усиливать движение в этом направлении.

Краткий анализ истории взаимоотношений церкви и богословских школ


История возникновения «формальных» семинарий в Америке


Прежде чем говорить об истории взаимоотношений между церковью и школами в странах бывшего СССР, мы кратко напомним, как богословские школы, в том виде, как мы знаем их сегодня, появились в Северной Америке. Изначально процесс подготовки служителей евангельских церквей проходил там под четким патронажем служителей церкви и при церкви, т.е. потенциальный служитель после окончания колледжа проходил наставничество и обучение непосредственно в церкви, учась у своего служителя. Этот процесс мог длиться от нескольких месяцев до 2-3 лет, во время чего «студент» сам содержал себя, работая вне церкви «своими руками». Процесс переосмысления этой парадигмы начался примерно за несколько десятилетий до гражданской войны в Америке. Именно тогда «неформальное», неофициальное обучение стало принимать формы образования, которое сегодня мы называем «очным». Основные аргументы, приводимые в пользу перехода к такой форме образования, были следующими:

  • Для того, чтобы потенциальный служитель смог качественно сформироваться, ему необходимо уделить достаточное количество времени для обучения. Это может быть сделано только при «очной» форме обучения.

  • Студенту, готовящемуся к служению, необходимо обеспечить доступ к хорошей библиотеке, которой не могло быть при каждой церкви.

  • При очной форме обучения можно создать условия для специализации в определенной области изучения.

  • Очная форма обучения даст студентам возможность полностью «погрузиться» в обучение и таким образом улучшит качество подготовки.

  • Очная форма позволяет создать среду, создать атмосферу, в которой студенты могут учиться друг у друга, а также развивать дружбу, которая в будущем, когда эти студенты станут руководителями церквей, будет содействовать развитию взаимоотношений между церквями и таким образом укреплять единство церкви (из нашей с вами практики мы знаем, что действительно многие выпускники дружат десятилетия спустя после окончания школы)

  • Посредством обучения здравой доктрине выстраивать некую единую линию в церкви в вопросах вероучения, ценностей и даже форм служений, что, опять-таки, будет содействовать единству церквей, особенно когда речь идет о деноминационных школах1.


В течение примерно 30 лет в Америке было образовано более 50 профессиональных богословских учебных заведений (семинарий) в 17 штатах. Такой резкий рост богословских школ был обусловлен следующими факторами:

  • Необходимость в большем количестве служителей, вызванная так называемым «Вторым великим пробуждением» (Second Great Awakening), в результате которого появились не только новые верующие, новые церкви, но и новые деноминации (параллель с началом 90х в бывшем СССР?)

  • Новые деноминации нередко возникали на фоне богословских споров. Семинарии должны был ответить на целый ряд богословских вопросов

  • Смерть нескольких выдающихся учителей-менторов, «у ног которых» в частном порядке проходили обучение служители. Ощущалась необходимость в создании некоей образовательной «системы», которая не была бы так сильно зависима от отдельных личностей

  • Желание повысить уровень богословского образования и сделать его более профессиональным


Казалось, что введение новой формы действительно ответит на поставленные вопросы. Однако, в результате изменения произошли не только в форме образования, но и в его сути: изучение богословия перешло из области «мудрости» в область «знания». Некоторые детали этого изменения выразились в следующих элементах:

  • акцент сместился из области работы над духовным миром служителя, в область работы над его интеллектуальным развитием

  • получение формального богословского образования стало обязательным для того, чтобы христианин мог стать служителем

  • ученые степени стали критерием готовности человека к служению (чем выше степень, тем выше готовность)
    * предпочтение стало отдаваться не дарам и призванию, как это должно быть в церкви, а образованию человека. Люди, не имеющие дара руководства или учительства, получив образование, становились руководителями и учителями; более того, от них ожидалось, что после окончания семинарии они будут духовными лидерами;
    * служение в церкви стало профессией, которую человек выбирает как и любую другую профессию,

  • менторство пасторов были заменено учением преподавателей


Анализ процесса возникновения богословских школ в бывшем Союзе


К нам богословское образование пришло уже в готовом виде, имея за плечами огромнейший опыт, и нам осталось лишь принять этот опыт. Конечно, необходимо отметить, что с 60-х годов во ВСЕХБ функционировали Заочные Библейские Курсы, как национальное богословское образование и как основное средство для обучения служителей. Однако с развалом СССР и открытием границ для иностранных миссий, именно роль последних стала определяющей в концепции богословского образования на огромном пространстве нашей Родины.

Большинство учебных заведений на территории СНГ были начаты иностранными миссиями или с помощью иностранных миссий. Цель, казалось, была очевидной: подготовка кадров. На конец 80-х, начало 90-х их нехватка остро ощущалась. Изначально речь шла не о подготовке служителей «с нуля», а о переподготовке, о повышении квалификации существующих. И хотя сама идея образования не была чем-то абсолютно новым (как уже было отмечено, существовали ЗБК), с самого начала стало очевидно, те формы образования, которые пришли в наши страны, та динамика, с которой это образование пришло, те ожидания, которые на это образование возлагались ? это новый импульс, новое движение, которое имело как свои сильные, так и свои слабые стороны.

Сильные стороны:

  • Неожиданно появились материальные ресурсы, которых до этого никогда не было в церквях, а с ними открылись и новые огромные возможности. Появилась возможность

    • Строить не только небольшие помещения для занятий, но целые учебные городки для полноценного функционирования школ

    • Создавать библиотеки

    • Бесплатно обучаться, жить и питаться (нередко с семьей!) да еще и получать стипендию

    • Содержать администрацию и преподавательский состав школы



  • Сразу же появились квалифицированные преподаватели; не нужно было ждать десятилетия (а именно столько нужно для подготовки качественного преподавательского состава) для подготовки своих преподавателей

  • Не нужно было ничего «изобретать», нарабатывая свой опыт в формировании программ, форм и методов обучения; подробно расписанный «опыт» просто «привозился» со стороны

  • через международное партнерство открылась возможность обучения национальных кадров за рубежом


Таким образом, мы «заскочили» на ступеньку образования, на которую западные школы, в частности североамериканские, поднимались постепенно и ? ключевое слово ? естественно. Мы «заскочили» туда без какого-то серьезного осмысления, ? для этого просто не было времени, ? просто приняв уже существующую модель.

Однако у этой медали, у этого благословения (в полном смысле этого слова), были и свои слабые стороны. Остановимся на некоторых из них, в частности на тех, которые формировали некую дистанцию между школами и церковью.

Слабые стороны:

  • Появившиеся в школах ресурсы формировали их независимость от церквей, которые, практически не участвовали, а потому и не влияли на формирование школ. Таким образом, изначально исторически была заложена парадигма независимости, дистанцированности школ от церквей.

  • Большинство зарубежных миссий, участвовавших в создании богословских школ, сами непосредственно не участвовали в формировании и жизни поместных церквей. Это не было их целью. Они приехали лишь для того, чтобы поделиться своим опытом и именно этим помочь национальной церкви. Их парадигма была следующей (в частности тех, кто инициировал создание школ): приходите к нам, мы расскажем вам о нашем опыте. И они действительно рассказывали. Однако применять новые принципы в конкретном контексте нужно было «местным аборигенам», т.е. нам, а это не всегда хорошо получалось, этому нужно было учиться.

  • Разрыв между школой и церковью стал увеличиваться, когда эта же парадигма, к сожалению, была воспринята (скорее на подсознательном уровне) национальными преподавателями, которые многому учились у приезжих: приходите к нам, мы вас научим. Но научим чему? К сожалению, далеко не всегда зарубежный опыт можно было на 100% применять в нашей ситуации. Его нужно было анализировать, систематизировать и выборочно, переработав, синтезировать в нашу ситуацию, обращая внимание, как минимум, на два фактора: особенность времени (ситуации) и культуру. Но так как сами приезжающие были учителями, то и готовили учителей, т.е. людей, которые на самом деле на хорошем уровне очень внятно и доступно могут объяснить, как это будет работать, но сами неспособны на практике показать, как это воплотить. В результате Великое Поручение было низведено с «научите соблюдать то, что Я повелел вам», на «научите тому, что Я повелел вам».

  • Спустя несколько лет отучившиеся студенты действительно становились преподавателями. Но большинство из них были очень молоды. Стал появляться дисбаланс: молодые, неопытные, но «титулованные» преподаватели пытались учить старших, имеющих определенный, пусть и не всегда успешный опыт, но необразованных служителей церквей. Там, где молодые преподаватели старались активно включаться в служение церкви, происходила связка, можно было достичь гармонии и построения рабочих отношений. Там, где они не включались, происходил разрыв. Последнее было нередко, так как молодые преподаватели не хотели выходить из зоны комфорта, созданной в школах, нередко испытывали страх перед сложностями практической жизни, а иногда просто не знали с чего начать.

  • Нужно отметить, что и в плане богословской подкованности новоиспеченные преподаватели не всегда были непорочны. Нередко их учение сводилось к пересказу того, что они сами только вчера услышали от своих преподавателей. Сжатость сроков и требования школ (или самой жизни?) не давали им возможности анализа, переосмысления, перерабатывания полученного ими материала. Многие понимали опасность такого дисбаланса, но это была данность, с которой нам нужно было какое-то время жить. Кстати, такая же ситуация была в это время и в РПЦ. В одном из своих докладов Архимандрит Геннадий поделился своим переживанием на этот счет: «Иеромонах Илларион заметил, что …можно издать целую книгу, состоящую из ересей, высказанных на экзаменах студентами семинарий. Скажу с грустью, что, к сожалению, такую же книгу можно составить из цитат, высказанных на лекциях молодыми преподавателями, вчерашними выпускниками позавчера открытых духовных училищ». Все это, конечно же, не могло не «напрягать» церкви.

  • На фоне отсутствия возможности подготовить студентов к практическому служению в школах стала появляться следующая тенденция: мы готовим не рабочих, а инженеров, которые разрабатывают сложные конструкции, т.е. работают над идеями и концепциями. Техническое же воплощение этих конструкций должно происходить на местах. Однако чертежи в руках оказывались бессмысленными, потому что не было сподручных материалов, оборудования, механизмов воплощения. Происходило нечто подобное тому, как если бы АвтоВАЗу передали чертежи только что разработанной Тойоты. Школы обладали хорошими зданиями, штатом оплачиваемых сотрудников, но зачастую недопонимали, что ничего этого не было в церквях. В церквях по прежнему нужно было рассчитывать на добровольцев, делать проекты без денег, работать с командами, потенциал которых зачастую уступал потенциалу студенчества, собранного в стенах учебных заведений. В итоге выпускники становились теми, кто может рассказать, но не показать, как нужно делать то или другое.

  • Здесь, однако, нужно отметить, что нередко сотрудники (чаще всего они же и преподаватели) школ не могли быть активно вовлеченными в служение церкви по «объективным» причинам.

    • На этапе становления формирование школ требовало полного посвящения, забирая все силы и не оставляя достаточно сил для активного служения в церкви.

    • На каком-то этапе произошло смещение приоритетов: казалось, что школы, открытые, в отличие от многих церквей, для новых идей и инноваций, и будут теми механизмами, которые решат проблему евангельского движения в наших странах, станут катализатором для пробуждения, и потому считалось, что все силы нужно вкладывать туда.

    • В некоторых местах, не будучи готовыми к радикальным идеям, предлагаемым школами, а где-то обжегшись на гипер активных или наоборот ни к чему неспособных студентах, церкви заняли оборонительную, а кое-где и наступательную позицию по отношению к школам. Это вынуждало сотрудников школ еще больше сплачиваться вокруг школ и, таким образом, отдаляться от церквей.



  • На обучение приходили люди без посланничества церкви; в итоге многие из них либо не возвращались в свои церкви, либо возвращались с революцией, что еще больше увеличивало разрыв между церковью и школами, либо, встретив сопротивление, занимали привычное им место на задних лавочках.


Что изменилось сейчас?

  • сократилась помощь «друзей»

  • стало меньше студентов

  • мы повзрослели


Это заставило переосмысливать то, что мы делаем, и зачем мы делаем то, что мы делаем. Постепенно стало приходить ясное осознание, что развитие школ может быть только в тесной связке с церквями. Как минимум две вещи стали очевидными: все ресурсы, и материальные и человеческие находятся в церкви; отток студентов заставляет задуматься о том, почему нет студентов. Если раньше школы были независимы от церквей, то затем церкви, становясь на ноги, не чувствовали необходимости в школах. Масло в эту ситуацию подливало то, что многие церкви не пережили на себе положительное влияние выпускников: либо не возвращались, либо возвращались и пытались делать революцию, либо, столкнувшись с трудностями, садились на лавочки, либо, в лучшем случае, хотели быть учителями.

Предложения


С самого начала необходимо отметить, что эти выводы полезны только тем школам, которые хотят на практике рассматривать себя как часть церкви, не Вселенской, а поместной, национальной, региональной. На самом деле развилка происходит именно здесь. Например, кризис в наборе студентов за прошлые годы заставил некоторые школы смотреть в сторону самостоятельного, независимого пути развития: открытие светских программ, стремление к государственной аккредитации с целью большего привлечения студентов. На самом деле все эти идеи очень правильные. НО. Они вскрывают наши приоритеты. Мы хотим служить церкви непосредственно, либо косвенно? Для нас образование является самоцелью ? и потому мы будем искать новые пути и формы, чтобы учебное заведение продолжало существовать во что бы то ни стало ? или же вспомогательной структурой для развития церкви? Первая категория учебных заведений имеет свою нишу во Вселенской церкви. Данные же выводы больше направлены ко второй категории.

  • Как минимум ключевые руководители школы ? а лучше все преподаватели ? являются не просто действующими служителями в жизни конкретной поместной церкви, но занимают позиции активных духовных лидеров, способных влиять на жизнь и развитие церкви (ключевое слово: «ответственность»).

    • Они должны быть «своими», а не гостями в среде церковных руководителей.

    • Люди учатся у конкретных людей, а не просто проходя программы.

      • Пророческие школы ВЗ

      • Лучшей школой всех времен была школа Христа. Апостолы учились у Него тому, что Он делал сам, как Он жил сам.

      • Первая церковь пребывала в учении Апостолов (Деян. 2:42)

      • Студенты могут не слушать нас, но они не ошибаются в копировании нас.





  • Руководство школы проявляет инициативу для построения дружеских и рабочих отношений между школой и руководством деноминаций родственных направлений, с которыми школа работает. Это может происходить

    • через участие работников школы в проводимых деноминацией массовых мероприятиях, причем не с целью рекламы (или поучения!), а с целью служения

    • через организацию на местах, т.е. непосредственно в церквях разного рода обучающих семинаров

    • через организацию краткосрочных миссий ? поездок студентов для служения церквям

    • через помощь в организации и налаживании в церквях определенных форм и видов служения (напр.: молодежное служение, внутриц. образован. и т.д.)

    • и т.д.



  • Идеальный вариант, когда кто-то из руководителей школы находится в руководстве деноминации: официально в Совете Союза или епархии/региона, советник при Президенте и т.д. Мне кажется, что если этого не происходит, это тревожный знак.

  • Школа предлагает программы, отвечающие на нужды церквей (сертификатные программы), ориентируясь и на рядовых служителей. Такой подход создает естественный положительный отклик у обучающихся, который затем распространяется и на всю церковь.

  • Школы берут курс на то, чтобы реально отвечать на сегодняшние нужды церкви, а не только работать на перспективу. Для этого необходимо, как минимум, две вещи:

    • Понять время, в которое мы живем

      • Пример: Давид обрел независимость от врагов, объединил весь Израиль с независимой столицей в центре, поднял экономику. Соломон на этом фундаменте стал строить. Он поднял образование на новый уровень, потому что у него были деньги, в стране царил мир, у него появилось свободное время. Все это неотъемлемые части для процесса образования.

        • Он мог путешествовать (были деньги и время) и обогащаться опытом со стороны

        • Мог позволить наблюдать за растениями (причем, от кедра до травинки), животными, птицами, пресмыкающимися и рыбами (были время и деньги).

        • Мог позволить записывать свои наблюдения. (Давид тоже много писал, но это были славословия и крики души, записанные на ходу).





    • Выразить готовность, если в этом есть необходимость, до определенной степени сделать «шаг назад» в некоторых сферах образования. Другими словами, школа должны быть готова до некоторой степени отказаться от своей «повестки дня», от своей программы работы ради того, чтобы ответить на сегодняшние нужды церкви.



  • Школы берут инициативу, или, как минимум, активно участвуют в процессах внутрицерковного образования, которое и даст затем школам потенциальных студентов. Другими словами, школы не должны оставаться в постоянном ожидании студентов (что студенты приедут к ним), но идти к студентам. Людей нужно «подсадить» (в хорошем смысле слова) на процесс обучения. Именно внутрицерковное образование может содействовать этому.

  • Школы находят формы образования, максимально удобные для сегодняшних студентов (заочное, дистанционное, открытие филиалов).

  • Школа признает, что она не обладает всем потенциалом, необходимым для духовного обогащения церкви. Один из возможных путей отвечать на нужды церкви ? это

    • Служить своими ресурсами

    • Содействовать развитию тех людей и тех форм обучения, которые сегодня уже имеют определенный успех в церквях. (приглашать к участию успешных служителей)



  • Школа участвует в формировании студентов вместе с церковью, в контексте конкретной поместной церкви. Другими словами, если говорить об очной форме обучения, студент приезжает не только в учебное заведение, но и в церковь, где он будет проходить менторство в ближайшие несколько лет.

  • Двигаться в сторону того, чтобы оценивание студента происходило на основании его служения в церкви и способности применять / воплощать полученные знания.

  • Программа должна формироваться исходя из сегодняшних нужд церкви, учитывая региональный контекст.



Адаптировано из Jeff Reed, Church-based Theological Education: Creating a New Paradigm. (http://www.bild.org/download/paradigmPapers/1_Creating%20a%20New%20Paradigm.pdf)

Михаил Черенков об Institute for Excellence в Киеве

В Киеве открылась сессия Института повышения квалификации для руководителей духовных учебных заведений евангельских церквей


5 октября в Украинской семинарии евангельского богословия открылась сессия Института повышения квалификации для руководителей учебных заведений евангельских церквей. Инициатор этого проекта - OCI Institute for Excellence, международная организация, специализирующаяся на консультативной помощи протестантским школам развивающихся стран. В Восточной Европе сессии Института проходят уже шестой раз. Целевая аудитория – ректоры, преподаватели, пастора церквей. Тема нынешней сессии – «Взаимоотношения между семинарией и церковью».

Актуальность темы очевидна на фоне опустения протестантских семинарий – церкви не готовы отправлять молодежь на учебу, опасаясь отрыва от служения и увлечения богословским либерализмом.

Внимание международных организаций к ситуации в богословском образовании Украины и других постсоветских стран вовсе не праздный интерес. За последние двадцать лет были инвестированы десятки миллионов долларов в развитие образовательной инфраструктуры церквей, но результаты оказались не соразмерными затраченным ресурсам. Поток абитуриентов иссяк, преподаватели разошлись в поисках более свободной и развивающей профессиональной среды, богословие оказалось ненужным для церквей, а выпускники-богословы - безработными. Читать всю статью…

среда, 6 октября 2010 г.

Взаимоотношения между семинарией и церковью: OCI Institute for Excellence”, 2-ой день

УЕСБ, Киев, Украина
6 октября 2010, среда
2-ой день Института
by Taras N. Dyatlik

DSCN6988 9:00-9:45 Размышления и молитва \ Санников Сергей Викторович


http://sannikov.info

2Тим. 4 "Будь бдительный во всем… Исполняй служение твое", так наставлял апостол Павел своего ученика Тимофея… В служение Иисуса входило удовлетворение как физических, так и духовных нужд людей, крестная смерть и воскресение, управление Церковью как Глава Тела… Наша работа в семинарии – это служение, за которую мы получаем поддержку. "Исполняй служение твое" – Бог спасает нас не от чего-то, а для чего-то, для служения. Знаем ли мы служение свое?.. "Кто сим служит Христу, тот достоин…": праведность, мир и радость – это тоже формы служения Богу, как духовные дары; к сожалению, в наше время они весьма редкостны…

DSCN6991 9:45-10:45 Черенков Михаил Николаевич


http://cherenkoff.blogspot.com

Доклад на тему “Понимание нашего контекста: тенденции в пост-советской церкви и обществе”. Тезисы доклада:

  • Демографический кризис церкви: старение, феминизация, сокращение числа крещений

  • Номинализация религии, несовпадение believe и belong

  • Растущее отчуждение христианской интеллигенции от консервативных церквей, «утечка мозгов»

  • Усиление влияния РПЦ в общественно-политической и культурной жизни

  • Возрождение российского неоимпериализма

  • Редукция веры к экономической целесообразности, социальной позиции, культурной идентичности и политкорректности

  • Критика западного христианства за секуляризацию и распространение собственных идей, стандартов и ценностей в других культурных ареалах

  • Приток нефтедолларов в Россию и резкое сокращение международных христианских инвестиций в развитие миссии, церкви, образование в бывшем СССР

  • Разочарование общества в протестантских социальных инициативах

  • Сектантизация протестантизма в постсоветском обществе

  • Протестантизм в поисках нового социального имиджа. Новые лидеры для новой эпохи: общественные ожидания, внутрицерковные процессы, специфика поколений

  • Конфликт поколений и их лидеров. Феномен потерянных поколений: разрыв преемственности в служении, кризис лидерства, дефицит кадров.

  • Когда меня на веб-конференции попросили назвать пятерку христиан-интеллектуалов, я просто растерялся…

  • Развитие христианского образование и его влияние на формирование лидеров: от оптимизма к реализму, от частных инициатив к интеграции в общественные процессы, от амбициозной самостоятельности к широкому партнерству


Вопросы к аудитории для обсуждения:

  1. Назовите наиболее важные тенденции в жизни церкви и общества за последние годы. Состоялось ли обсуждение этих тенденций в печати, на конференция, внутри церквей? Удалось ли церкви найти ответы на тенденции-вызовы? Способно ли руководство церквей, миссий, институтов понять социокультурный контекст? Кто в христианской среде способен взять на себя ответственность за анализ и реагирование на происходящие в обществе перемены? Какую роль могут играть христианские учебные заведения в анализе общественных тенденций?

  2. Может ли сформироваться христианское интеллектуальное сообщество при действующем руководстве церквей? Как вы считаете, с кем из нынешних протестантских лидеров захотел бы встретиться и дискутировать патриарх Кирилл? Назовите пятерку самых авторитетных в постсоветском обществе протестантов. Нашлось бы им место в списке выдающихся общественных лидеров мира?

  3. Каковы основные характеристики актуального лидерства вы можете назвать? Расставьте в порядке приоритетности такие характеристики лидера: посвященность, нравственный авторитет, богословская компетентность, наличие высшего образования, статус служителя, популярность в церкви, поддержка старшего поколения, взаимопонимание с молодежью, уважение в светском обществе, организованность, трудоспособность, результативность, общительность, человечность, духовность, строгость, толерантность.


DSC02782 11:15-12:15 Соловий Роман Павлович


http://soloviy.org.ua

Доклад на тему “Понимание нашего контекста: будущее евангельской миссии в пост-советском контексте”.

Пост-христианский мир

Сущность новой эпохи становится лучше понятной, если рассматривать ее в динамке семи “переходов”, знаменующих смещение от христианского к пост-христианскому миру:

  1. Переход от центра к периферии (раньше церковь были ведущим общественным фактором, однако в пост-христианскую эру ей необходимо понять свой маргинальный статус)

  2. Переход от большинства к меньшинству (в прошлом христиане составляли подавляющее большинство общества , а в пост-христианскую эру они находятся в меньшинстве)

  3. Переход от статуса поселенцев к статусу временных жильцов (ранее христиане находились в рамках культуры, которая определялась их собственной историей, но в пост-христианскую эру они стали изгоями и паломниками на территории чужой культуры)

  4. Переход от привилегированного положения к плюрализму (если раньше христиане пользовались привилегиями, то теперь они только одно из многих сообществ в плюралистическом обществе);

  5. Переход от контроля к свидетельству (в эпоху доминирования христианская церковь могла осуществлять контроль над обществом , но в пост-христианскую эру христиане могут влиять на мир только делясь своей историей и ее плодами);

  6. Переход от содержания к миссии (в предыдущие века христианство отмечало важность сохранения своего статуса, но в нынешних условиях на первый план выходит необходимость восстановления взгляда на христианство как на миссию в новой конкурентной среде);

  7. Переход от институции к движению (христианские церкви оперировали в институциональном режиме, но в новую эру им нужно снова осознавать себя как движение).


Каким образом богословское образование должно ответить на вызов будущего?

  1. Необходимо углубить контекстуализацию содержания и форм богословского образования, принимая во внимание современные мировоззрение, культуру, ценности и историческую ситуацию, в которой находится общество. Отсутствие культурной рефлексии в библейских и богословских исследованиях объясняет, почему Церковь становится все  более неспособной реагировать на мировоззренческие трансформации.

  2. Следует осмыслить демографические изменения в обществе и внести соответствующие изменения в учебные программы, которые подготовят выпускников для служения в условиях городской среды.

  3. При разработке программ, курсов и ресурсов каждому учебному заведению нужно учитывать потребности и ожидания поместной церкви.

  4. Во времена постмодерна возрастает необходимость формирования у выпускников целостного христианского мировоззрения,  основанного на библейской перспективе.

  5. Важнейшим фактором является развитие духовности (интернализации веры) у будущих служителей.  Они должны развивать личный опыт таких глубоких взаимоотношений с Богом, которые будут постоянно видоизменять их сознание и все аспекты их ежедневной жизни.


Со всеми тезисами доклада можно ознакомиться здесь.

DSC02757 15:25-16:00 Райчинец Федор Федорович


Проректор по магистерской программе Украинской евангельской семинарии богословия, http://www.uets.net. Доклад на тему “Прояснение ожиданий: что семинария ожидает от церкви?”

Вводная ремарка в отношении заданной темы

Передо мной стоит непомерная задача. Я должен за всю семинарию ответить (хорошо, что не за все семинарии) на вопрос «что она ожидает от Церкви» (как будто я знаю, что семинария на самом деле ожидает от Церкви)? Должен признаться, что, благодаря Скотту Каннингему, мне изрядно повезло и мне не надо отвечать за всю Церковь, как Тарасу Дятлику.

Поверьте, это гораздо сложнее и ответственнее. Хотя, отвечать за всех всегда проще и безопаснее, чем за что-то конкретное. Поэтому сразу хочу уточнить, что в своем докладе я всего лишь постараюсь высказать свое очень субъективное мнение по поводу того, что, на мой взгляд, семинария ожидает от Церкви. Я ни от кого из Вас не ожидаю согласия с моими выводами. Уверен, что у каждого из Вас есть свой ответ на данный вопрос. Однако, имея возможность быть одновременно частью как семинарии, так и церкви уже на протяжении последних 13 лет, принимать участие в многочисленных конференциях и семинарах по данной проблематике в разных ролях и выражать свое мнения по данному вопросу как в устной, так и письменной форме, полагаю, что мой субъективизм по данной теме будет не менее, но и не более субъективен, чем субъективизм каждого из присутствующих здесь.

Перед тем как сказать о намерениях данного доклада, хотелось бы выразить некоторые недоумения от происходящей тенденции среди церковных лидеров по отношению к семинариям сегодня. Это пока не доминирующая тенденция, но как мне кажется, не совсем здоровая. Меня лично, к примеру, в докладе Тараса Дятлика смутило то, что пастора в подавляющем большинстве, если не все опрошенные, не имеют богословского образования. Как по мне, то это довольно таки безальтернативная перспектива на сложившуюся ситуацию во взаимоотношениях Церкви и семинарии, да и самого будущего богословского образования в наших странах. Большинство ожиданий скорее эгоистичны и не отражают понимания природы не только богословского образования, но и природы миссии церкви.

Мои наблюдения могут показаться не просто скользкими (а может быть менее научные, чем у Тараса), но и надуманными. Тем не менее, я надеюсь, что многие из здесь присутствующих согласятся, что они есть. Пусть меня простят все те, кто думает, что это мною придуманные опасения. Сегодня во многих церквях культивируется образ преподавателя семинарии как бездуховного, не практичного и оторванного от жизни (я имею ввиду - от церковной жизни) человека, где-то даже опасного для церкви. Вопрос, почему это происходит и кому это выгодно, и как можно строить «мосты доверия и партнерства» при таком положении вещей? Если быть уж совсем критичным и конкретным, то на протяжении последних 18-20 лет, по большому счету с момента зарождения богословского образования в евангельских кругах, церковь и семинария скорее существовали параллельно друг к другу, а не как партнеры в миссии. Именно такое положение во взаимоотношениях между церковью и семинарией ставит перед нами вопросы, на которые мы пытаемся сегодня ответить совместными усилиями.

Ответ на поставленный вопрос: что семинария ожидает от церкви, на самом деле простой. Ожидания у семинарии от церкви очень скромны и лишены каких-либо амбиций. Семинария ожидает от церкви понимания ее составной части в общей миссии и партнерства в ней. Ни церковь, ни семинария, но миссия должна стать общим знаменателем во взаимоотношениях между церковью и семинарией. Однако путь к пониманию и осознанию этого начинается с осознания того, что такое церковь, ее природа и миссия, а также, что такое семинария и какова ее роль и миссия в целостной миссии церкви.

Церковь и ее место в жизни Семинарии
Вопросы, с которых следует начать, прежде чем ответить на наш вопрос: что ожидает семинария от церкви, на самом деле сущностные вопросы, такие как: в чем смысл, суть и роль как церкви, так и семинарии?

Я начинаю с этих вопросов не потому, что на них нет ответа, а потому, что на них есть много ответов, настолько много, что мы от их количества и разнообразия утратили саму суть предмета дискуссии. Следует также отметить, что вопрос экклесиологии принадлежит к ряду сложных богословских вопросов таких как: христология, библиология, и миссиология. Сложность этих богословских областей в двойственности их природы, богочеловеческой или человекобожеской. Двойственность природы ведет к немалой амбивалентности в суждениях и выводах, как о самой природе церкви, так и ее миссии. Кстати сюда смело можно и отнести и природу богословского образования частью которой является не только изучение высших истин, но и низших истин.

Позвольте мне выразить свою субъективную точку зрения по этому поводу. Я полагаю, что все мы независимо от наших деноминационых принадлежностей и пристрастий, согласимся со следующим богословским утверждением: Церковь является продолжателем миссии Царствия Божия, проповедуемого и воплощаемого Иисусом Христом. Если мы согласны с этим утверждением, тогда я думаю, что мы согласимся и со следующим утверждением: в свете миссии Иисуса Христа миссия церкви тройственна, и она относится как к ее действию, так и к ее присутствию в обществе. Миссия церкви состоит из миссии благовестия, миссии милосердия и пророческой миссии, причем все составные целостной миссии не взаимоисключающие, а скорее взаимодополняющие и взаимопроистекающие друг из друга. Миссия благовестие без миссии милосердия делает евангелие абстрактным, а миссия милосердия без пророческой миссии лишает евангелие преобразующей силы и альтернативы в обществе:

1) Миссия благовестия. Проповедь евангелия (Радостной вести) падшему человечеству. Проповедь именно радостной вести, а не вести осуждения падшего человечества. Но «если проще попасть в ад нежели в рай, то в чем тогда радостная весть?» правильно спрашивает Энтони де Мелло. Да, радостная весть в евангелиях чаще всего была неудобной, но, заметьте, неудобной она была не для грешников, а для религиозных людей.

2) Миссия милосердия и сострадания - это вторая составная часть целостной миссии Царствия Божия Иисуса Христа, которая, я убежден, должна быть и составной миссии Церкви сегодня. Именно с этой составной, назовем ее социальной миссией, проповедь евангелия не просто приобретает реальные очертания, но и наполняется жизненным содержанием и гармонично взаимодействует и взаимодополняет миссию благовестия. Через дела милосердия и сострадания, социальная миссия представляет Бога не просто имманентным в этом мире, но и доступным каждому.

3) Пророческая миссия - третья составная целостной миссии церкви, которая не только и не столько связана с действием, но с присутствием церкви в обществе и мире. Если говорить со строгой исторической перспективы, то именно за эта часть миссии Царствия Божия привела Иисуса на крест.

На мой взгляд, сегодня церковь уделяет достаточно внимания первым двум составляющим и ошибочно называет это целостной миссией. Поэтому, позвольте именно этой части миссии уделить чуть больше внимания, поскольку, как мне думается, именно в этой части миссия, или совсем остается игнорируемая, или же наблюдаются существенные перегибы.

Сложно представить, что занимаясь только благовестием и делом милосердия, мы можем чего-то существенного достичь в сфере общественного преобразования. Более того, именно в этой части целостной миссии церкви, церковь вряд ли справится без богословского образования. Пророческая миссия церкви не только видит зло в отдельном индивидууме в социуме, но и социальных структурах общества. Пророческая миссия не должна свестись к критиканству и осуждению всего происходящего в обществе, на пример, в вопросах несправедливости, социального и экономического неравенства, вопросах нищих и социально отверженных, но должна предоставить альтернативу выхода из сложившейся положения. Занимаясь только благовестием и милосердием, мы проблему социальной справедливости, мира и прав человека в нашем мире никоим образом не решаем, а иногда просто усугубляем, социально отверженных почему-то от этого не становиться меньше, но, к большому сожалению, больше. Реализуя эту составную миссии, присутствие церкви в обществе становится обременяющим и раздражительным, прежде всего для власть имущих, которые, вместо того, чтобы способствовать защите бедных, отверженных, и лишенных разного рода социальных благ, порождают систему угнетения, которая производит разного рода социально отверженные категории людей. Да, это очень неудобная роль. Намного проще помогать бедным, кормить голодных, заботиться о бездомных, но очень сложно апеллировать и взывать к власть имущим и менять систему, которая порождает нищету, бездомность, бесправие, беззащитность, неравенство и несправедливость существенно. Вот в этой миссии без образования сложно. Пророческая миссии церкви не просто кормить голодных и помогать бедным, но пытаться искоренить корень нищеты и бедности, не просто бороться со следствиями несправедливости, но пытаться искоренить корень несправедливости. Одно дело, когда у церкви есть программа по насыщению голодных и защите социально уязвимых людей, и совсем другое, когда у нее есть общественная позиция по преодолению бедности и защите бесправных и безгласных в обществе. Как кто-то сказал: «Помогать бедным великое дело. Упразднить нищету – это просто революция». Бонхёффер как-то сказал: «мы должны не только перевязать раны тех, кто попал под колесо несправедливости, но мы также должны вставлять спицы в это колесо». Очень часто «церковь одной рукой благословляла глобальную экономику монополий, а другой заботилась о жертвах этой системы». В протестанско-евангельских церквях есть очень много индивидуальных мнений по этому вопросу, но очень редко можно найти консолидированную коллективную позицию. Ответ на вопрос, откуда берутся бедные, а не просто делание дел милосердия, требует образования. Епископ Элдер Камара как-то сказал: «Когда мне удается накормить бедных, они называют меня святым. Когда я спрашиваю, почему бедные люди голодают, они называют меня коммунистом». Покуда мы кормим голодных, мы будем удобны и угодны любой системе, как только мы начнем системе задавать неудобные и неугодные ей вопросы, откуда берутся голодные и нищие, мы станем «бревном в глазу» в любой системы. Но в этом и есть пророческая миссия церкви. Тогда образование может помочь церкви послужить миру, распознать Бога в мире и приобщиться к Божьему движению в мире, являя и противопоставляя Его миру.

Семинария и ее место в жизни Церкви
Позвольте также и вкратце сказать о месте и роли семинарии, как в формировании богословских воззрений церкви, ее общественной позиции, так и эффективности благовествования церкви в соответствии с требованиями времени, культуры и контекста.

Излишне будет напоминать людям, занимающимся богословским образованием, о значении и предназначении семинарии, тем не менее, я рискну и это сделать в своей субъективной интерпретации.

Семинария – это рассадник, в котором возделывается, культивируется, взращивается и формируется духовность (в широком смысле этого слова), нравственность и мораль не отдельной религиозной системы, а мораль бытия , культура (возделывание ума) , ну и конечно же ересей. А как же без них в богословском образовании?

У нас сегодня предостаточно бездуховной культуры, и безкультурной духовности. В нашем обществе ведется много разговоров о культуре без духовности, или о духовности без культуры. Однако, на самом деле, не может быть подлинной культуры, если составной ее частью не будет духовность, и духовности, если ее составной частью не будет культура. Хочется, чтобы в этом общественном диалоге церковь принимала не какую – то роль, не одну из возможных ролей, а ведущую роль. Подобную роль она может эффективно реализовать с помощью семинарии через богословское образование. Это же в свою очередь требует от богословского образования не только внутри церковного присутствия но и публичного присутствия. Богословие должно стать публичным, впрочем, как и миссия церкви.

Хочется, чтобы в церкви было ясное понимание что «семинария это место, где церковь занимается размышлением» , думаньем, как это утверждал Теодор Хесбург, а я бы дополнил - и местом исследования собственной природы, предназначения и миссии на основе Божьего откровения записанного в Священных Писаниях. Чтобы церковь понимала, что семинария это не просто место для академических и богословских изощрений которым занимаются интеллектуалы оторванные от жизни и миссии церкви, но это место где сама церковь в обличии ее лучших умов занимается процесс исследования самой себя, своей миссии и ее уместности в той культуре, времени и контексте в которой она живет и исполняет свою миссии. Это место, рефлексии и размышления (очень полезный процесс для церкви) о своей природе, предназначении и миссии, и формировании своей общественной позиции и пророческого голоса в обществе. Все это требует не только публичности богословия, но и контекстуальности богословия, которое без образования трудно представимые. Именно богословское образование может послужить церкви в ее формировании ясного понимания своей природы, предназначения и миссии. Хочется, чтобы это понимание себя и своей миссии было ясным не только для самой Церкви, но и для общества, в котором церковь призвана нести свою миссию. Образование также должно помочь церкви сформировать духовную культуру, или культуру духовности, а также напомнить обществу о том, что культура без духовности не воспитывает человека, но разлагает.

Хочется, чтобы церковь понимала, что целью богословского образования является не критика самой церкви, а как это выразил Стенли Хавервоз в своих мемуарах о задаче богословия «задача богословия помочь церкви не говорить о Боге больше чем уже сказано или, чем должно быть сказано». Хочется, чтобы в церкви было понимания, что семинария в формировании богословских и общественных воззрений церкви не против церкви, но за церковь и ради церкви. Воззрений, которые не только меняют саму церковь, но и представляют серьезную альтернативу преобразования самого общества и общественных систем.

Последнее, но не менее важное! Хочется, чтобы церковь понимала, что семинария может помочь церкви говорить благую весть миру по новому в соответствии с требованиями времени и контекста, при этом, не добавляя ничего нового. Как утверждал отец церкви Викентий Леринский: «евангелие надо проповедовать всегда по-новому не прибавляя ничего нового». А это уже задача не из простых и без основополагающего образования трудно с этой задачей справится. В реализации такой миссии церковь нуждается в образовании, то есть в семинарии как партнере в миссии. По крайней мере, я так думаю.

Семинария ожидает что церковь будет относится к семинарии не как конкурент который забирает от нее наиболее способных молодых людей и не возвращает их но совместно готовит или к внутри церковному служению ради эффективной миссии или вне церковной миссии ради более эффективного служения церкви в обществе.

Партнерства в миссии или параллельное существование?
Мой ответ на данный вопрос, после того как я определил и изложил свое понимание как семинарии так и церкви, на самом деле очень простой. Семинария ожидает от Церкви партнерства в общей миссии. Причем, роль семинарии в этой миссии не лидирующая, а скорее вспомогательная. Другими словами, семинария, если можно так выразится, является слугой Церкви которая помогает Церкви в формировании и подготовке не только тех потенциальных служителей в которых она же (церковь) распознала определенные дарования, но также с помощью этих лидеров помочь церкви не только осмыслит но и публично сформировать свою общественную и если надо политическую позицию, политическую в альтернативном смысле, не только понятную для Церкви, но и для общества и если надо для Государственных органов или правящих элит.

Эффективность и жизнедеятельность церкви проверяется ее целостной миссией в обществе. Эффективность и жизнедеятельность семинарии проверяется тем же, то есть, реализацией целостной миссии церкви в обществе.

Перед нами стоим выбор, выбор как мы поняли не простой. Или мы продолжим параллельно существовать и время от времени обвинять друг друга. Церковь будет обвинять семинарию в ее неэффективности и непрактичности образования для церковной жизни, а семинария будет обвинять церковь в непонимании церкви ее роли в общей миссии. Или же начнем диалог ведущий к осознанию наших ролей в общей миссии. Как я уже неоднократно утверждал именно миссия должна стать общим знаменателем в нашем диалоге ради партнерства. Начало такому диалогу заложено этим богословским форумом а выбор за нами!

16:30-17:15 Дятлик Тарас Николаевич


http://dyatlik.net

DSC02797

Доклад на тему: “Прояснение ожиданий: что церковь ожидает от семинарии?”