среда, 25 мая 2011 г.

"ПРАВКНИГА": Быть или не быть? Гендиректор "Издательства Олега Абышко" о бесперспективности научного книгоиздания в России

http://portal-credo.ru
http://pravkniga.ru

Портал "Правкнига.Ру" начинает цикл авторских колонок и комментариев-реплик ведущих книгоиздателей о насущных проблемах книжной отрасли. Такие опросы мы будем проводить регулярно и приглашаем всех издателей к активному обсуждению наших общих проблем. Открывается цикл размышлением генерального директора "Издательства Олега Абышко" (Санкт-Петербург) Олега Леонидовича Абышко

Не издавать научной литературы нельзя. Издавать научную литературу невозможно. Именно такая дилемма стоит перед каждым книгоиздателем, который пытается хоть что-то сделать в области "умной" книги. Нельзя не издавать потому, что именно грамотный, вдумчивый и образованный читатель является системообразующим элементом всей читающей массы. Без такого читателя всё книгоиздание становится по сути сплошной  коммерческой халтурой, т. е. теряет свой изначальный смысл. Именно распространение знаний, повышение нравственного уровня читателя, а не развлечение и отвлечение людей от их повседневных забот есть этот смысл.

Примем это положение за аксиому, и кто с ней не согласен, тот может далее не читать. Для церковного же книгоиздания это аксиома вдвойне. Издавать невозможно потому, что для этого в нашей стране не создано ровным счетом никаких внешних условий — и именно для церковного книгоиздания. Если кратко формулировать основную проблему, то наука — это затратный механизм, и всегда и везде расходы на науку входят в затратную, а не в доходную часть любого бюджета. Во всем мире не только наука финансируется государством или частными фондами, но и научное книгоиздание. Даже у нас в России это так. Сегодня более 95% научных книг издается в светском книгоиздании за счет государственных научных фондов (РГНФ, РФФИ, Федеральная программа поддержки книгоиздания). Это тысячи и тысячи книг. Более того, РГНФ и РФФИ поддерживают много исследовательских проектов, которые только через несколько лет могут стать книгоиздательскими.

Все остальные попытки издания научной литературы носят характер частных инициатив за счет средств спонсоров. Единицы книгоиздателей пытаются работать на свои деньги и при этом развивать коммерцию, т. е. жить за счет продаж книг; пожалуй, даже можно привести всего два таких случая в светской среде: "Академический проект" (Москва) и "Евразия" (СПб). Но и здесь часть книг издается все-таки на средства фондов, что существенно упрощает жизнь.

В церковной среде нет никаких научных фондов: ни общецерковных, ни частных. Что-то пытается издавать Свято-Тихоновский Православный университет (как читатель, отмечу очень разный  научный уровень монографий), относительно много новых текстов публикует Сретенский монастырь, но без претензий на строгую научность, ярко взошла в 2009 г. звезда "Никеи" за счет привлеченных со стороны проектов, но быстро закатилась за коммерческий горизонт. Несколько книг в год по библеистике издает Московская Духовная академия, практически ничего — Санкт-Петербургская, эти наши рассадники науки и гиганты православной мысли (даже и не знаешь, поставить ли кавычки в слове "академия"). Библейско-Богословский институт ап. Андрея издает много такого, что трудно назвать православным, и на деньги, получаемые из-за рубежа (в частности, на все новые переводы без исключения). Т. е. в церковной и околоцерковной ограде издаются именно те 5% научной литературы, которые в светской среде не имеют государственной поддержки. Соответственно, 95% из того, что можно было бы издать при наличии таковой поддержки, не издается вовсе.

Таков уровень развития нашей "умной" церковной литературы. Нет не только церковных фондов, нет по сути ни научных школ, ни переводческих традиций, ни всего остального, но самое главное, что нет никакого желания всё это заиметь, приложить хоть малые усилия, изыскать хотя бы небольшие деньги. Отдельные усилия церковных властей (например, относительно уже давнее возрождение Макарьевской премии, смехотворной по своим размерам), трудно назвать даже фиговым листком для прикрытия срамоты общей ситуации. Если кто-то думает, что всё сопутствующее церковной науке появится само собой, тот, мягко говоря, наивный и недалекий человек.

Почему этой проблемой не озабочено высшее священноначалие, мне непонятно. Точнее, есть догадки, но лучше их не озвучивать. Зато совершенно ясно, почему на фоне подобного безразличия "верхов", в "низах", на уровне храмов и приходов, никто не хочет работать с научной литературой.

Такова всеобщая атмосфера. Хватит пальцев на одной руке, чтобы перечислить, например, в Москве церковные магазины, где всегда "умной" книге рады, где их руководители искренне радеют о духовном образовании. Только за счет этого исключения из общего правила хоть как-то можно выжить частному издателю научной книги (хотя и здесь всё чаще приходится слышать, что нужны книги попроще). К тому же все частные инициативы упираются в тот простой факт, что издавать научную литературу просто невыгодно: слишком велика затратная часть при подготовке текста книги (как по времени, так и по финансам, притом зачастую при полном отсутствии нужных специалистов), технически сложны оригинал-макеты, невелики тиражи — всё это и многое другое приводит к относительно большой цене за один экземпляр книги при сравнительно небогатом покупателе данного рода литературы.

Всё дело церковного научного книгоиздания в России держится за счет очень небольшого числа энтузиастов-книгоиздателей и отдельных научных работников, готовых служить высокой идее практически безвозмездно. Сложившаяся в России система церковного книгоиздания не способствует ни поддержанию, ни тем более воспроизведению подобных одиночек. Без общего развития церковной науки со всеми ее атрибутами ситуация с каждым годом будет только ухудшаться. Она уже сегодня очень и очень плохая. Удастся ли остановить  процесс полного развала научного книгоиздания, и самое главное — кто это сделает? Самих себя за уши из болота вытащить невозможно. Нужны внешние организованные и систематические усилия со стороны. И пройдена ли точка невозврата? Человеку, как правило, во всем свойственно надеяться на лучшее. Но нужны хоть какие-то основания для подобной надежды. Здесь, проработав в научном книгоиздании более 20 лет и хорошо зная ситуацию изнутри, имея возможность наблюдать тенденцию во временном развитии, я таких оснований не вижу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий